ГлавнаяСобытияИсторииБольничные няни рассказали о своих подопечных детях

Больничные няни рассказали о своих подопечных детях

25.10.2019
Когда ребенок попадает в больницу, его обычно поддерживает кто-то из родителей: ходит вместе с ним на процедуры, утешает, обнимает, дает вкусненькое. Но что если родителей нет, если ребенка привезли из детского дома или нашли на улице, или только что изъяли из семьи? Кто поможет справиться со страхом и болью? Рассказывают няни фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Есть такая профессия — больничная няня. Они приходят к детям, оставшимся без попечения родителей, когда те попадают в больницы. Эти дети — сироты из детских домов, дети, найденные на улице полицией и привезенные в больницу на обследование, и дети, изъятые из неблагополучных семей. В общем, не самые счастливые дети не в самом веселом месте.

Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» много лет организует и оплачивает работу больничных нянь. Потому что ребенок не должен быть один. Ему нужен значимый взрослый — тот, который будет и заботится, и любить, даже если они встретились только на две недели и больше никогда не увидятся.

«Есть у нас дети очень голодные»

Елене Васильевне 56, у нее уже внуки. Двадцать с лишним лет назад она приехала из Тирасполя (это Приднестровье) в Балашиху, да так там и осталась.

— Я и повар, и слесарь-сантехник, и няня — я все могу. Когда я была в 8-м классе, я мечтала стать воспитателем. А тогда у нас была мода — повар на корабле. И я пошла на повара учиться.

Поплавать ей не удалось.

— Я замуж вышла, — смеется Елена Васильевна. — Мы обычно мечтаем-мечтаем, а потом замуж выходим.

Пять лет назад школьная мечта сбылась. Елену Васильевну позвали работать няней в Балашихинскую областную больницу. У фонда в этой больнице есть отдельная палата — хорошая, говорит Елена Васильевна, удобная.

— И бойлер, и раковина, и шкафчики. У нас все есть, все, что нужно. Игрушек много, телевизор, аппараты, которые очищают воздух. И нам всегда все помогают.

Сложно ли работать с детьми, у многих из которых довольно тяжелый бэкграунд?

— Самое главное — найти общий язык, — говорит Елена Васильевна. — Дети очень разные. Много таких, у кого родители пьют, есть такие, которым где угодно быть, лишь бы не дома. Наша работа в том, чтобы ребенку было хорошо, чтобы дети всегда были чистые, ухоженные. Я гуляю с ними, мы рисуем — у нас есть все для рисования. Один любит рисовать, другим нравятся игры настольные — мы достаем игры, у нас их много. Большинство детей любят, когда им читаешь вслух. Мы читаем, а если хорошая погода и позволяет здоровье — идем гулять.

У нас неделю были три ребенка из одной семьи. На кроватях они не спали. Кладешь их — у них крик, рев, истерика. Они не признавали заправленные кровати, они никогда на них не спали, они их боялись.

Маленькие дети требуют очень много внимания. Они никогда не имели дома этого внимания. И надо найти подход. Есть дети, у которых родители так пьют, что дети для них — никто. А у нас они ухоженные, накормленные, мы стараемся, чтобы им было хорошо.

Няня все время с детьми, она ходит с ними к врачам, на процедуры и на анализы, помогает им с гигиеной, утешает, если больно и страшно, обнимает, кормит, согревает.

балашиха1.jpg
Елена организует занятия для детей в больнице

— Медсестры у нас замечательные, коллектив хороший, заведующий очень внимательный. Я очень благодарна всем. И кухня наша… Есть у нас дети очень голодные. Поедят ужин и спрашивают: а еще будет? И на кухне всегда оставляют нам еду, чтобы наши дети были сыты. У нас очень вкусно.

Сегодня в четырехместной палате фонда живет один ребенок, 13-летний мальчик.

— Сложный, — говорит Елена Васильевна. — Он из дома все время убегает. Мыться не хочет идти — но мылся вчера у меня. Случай сложный… Их жалко всех. Первое время я на феназепам даже села. Была девочка, плакала: «Я не хочу вас потерять». Ей семь лет, а брату восемь месяцев, и она с ним как мамка. И она так плакала… А я эмоциональная очень. Любить детей надо, очень, и понимать. Они все разные. Подход надо иметь и любить как своих.

Некоторые дети попадают к нам по несколько раз. Есть родители, которые отказываются от детей насовсем, не нужны им дети. Есть такие, когда никогда в жизни своему ребенку не позвонят. Попадают к нам дети буквально раздетые, тогда мы звоним волонтерам — надо одеть. Волонтеры привозят все, от носков до трусов. Спасибо богу и людям за все — всегда помогают. Вот третий раз девочка у нас была, маленькая и шустрая, материлась вначале… Мы ей говорили: ты от нас поедешь в детский дом, там дети, к детям поедешь, а она — «Я не хочу, мне у вас хорошо». А к маме своей даже не хотела подходить.

Смотришь на ребенка — хороший, замечательный, и попадает в детдом. Это хорошие дети… Ухожу вечером домой, они меня обнимают, говорят: «Мы будем ждать». Они всегда ждут. Они даже… очень многие дети понимают своих родителей. У меня это в мозгу не укладывается, а они говорят: «У мамы сейчас сложная ситуация в жизни». Мы в 90-е жили, нам зарплату не давали, но у нас никогда в мыслях было оставить детей. А в последнее время очень многие пьют, и очень дети страдают из-за этого. Мальчик у меня был, замечательный ребенок, мы его тоже одели, он хотел домой и чтобы мама его бросила пить. Бывают дети, которым обидно, что родители им не звонят. А был мальчик 11-ти лет, красивый, с дорогим телефоном, но он номера маминого не знал, и мама ему ни разу не позвонила.

Конечно, детей очень жалко, я думаю, что в наше советское время такого не было, а может, мы никогда с таким не сталкивались.

У меня замечательная семья и замечательные дети, спасибо богу. Я за все благодарю каждый день, и на работу иду с удовольствием, потому что все встречают всегда с улыбкой и с душой. От тех, кто внизу работает, до лифтовой. И заведующая всегда улыбается, и врачи очень приятные, и медсестры все к детям нашим очень внимательные, очень.

От детей заряжаешься живой энергией, хочется жить, меня радуют они. И меня любят дети. Они меня всегда ждут! Конечно, это любовь — когда они тебя ждут.

«Великолепные, просто педагогически запущенные»

Елене 48 лет, последние 10 лет она больничная няня в Братске.

— По специальности я воспитатель дошкольного учреждения, — говорит она. — Я долго работала социальным педагогом в приюте, дети — это мое родное. Сейчас я работаю в детской городской больнице, в инфекционном отделении. Здесь лежат дети, оставшиеся без попечения родителей, отказники, дети, которые поступают по акту полиции. Кто-то у нас неделю находится, кто-то месяц.

У нас очень хороший коллектив — санитарочки, медсестры… Мы с ними дружно живем, мы одна команда. А дети — это обыкновенные нормальные дети. Бывает, что поступают в больницу дети-маугли. Показываешь им, что такое ложка, кружка и суп, что спать надо на кровати и что кровать надо застелить. Они попадают к нам из таких семей… У нас неделю были три ребенка из одной семьи. На кроватях они не спали. Кладешь их — у них крик, рев, истерика. Они не признавали заправленные кровати, они никогда на них не спали, они их боялись.

Но отдача очень хорошая. Они благодарные, они впитывают все как губка, учатся всему быстро. Нормальные, великолепные дети, просто запущенные педагогически. Они к тебе привязываются…

Елена-Братск1.jpeg
Елена во дворе больницы

Рабочий день у меня с восьми утра. Начинаем с подъема детей, выстраиваем детям режим дня. Подъем, гигиенические навыки… Для многих зубы чистить — это было нечто. Они ели зубную пасту, потому что она вкусная, щетку зубную они у нас первый раз увидели… Мы стараемся, чтобы у нас все было как дома. Встали, умылись, покушали. Детей до года сажаем на стульчики и кормим, потом оделись-переоделись, потом ряд обследований — мы ходим на них обязательно вместе. Если погода позволяет, мы гуляем, у нас спонсоры сделали небольшую площадку для детей. Мы гуляем, катаемся на велосипедах, все как в детском саду. Когда погода не позволяет гулять, мы рисуем, развиваем мелкую моторику — паззлы, лепка, рисование, из песка мы «стряпаем». С ребятишками постарше, если они учились в школе, мы занимаемся прописями, базовой математикой, я их читать заставляю, считать, чтобы они не забывали эти навыки. Детские фильмы смотрим и мультики — у нас есть телевизор. Стараемся смотреть мультики, которые дают и познания, и в жизни ориентироваться учат. Чтобы зачеркнуть все черное, чтобы у детей хоть что-то светлое было.

Потом обед, сон, перед тем как лечь — вешаем вещи на стульчики, чтобы дети привыкали к порядку, чтобы они знали, как все должно быть устроено. У нас в больнице все выстроилось за десять лет по‑домашнему, все отделение на это работает. Это же мои дети, у них мама-папа — это мы, санитарки и медсестры. У малышей режим, они должны после обеда отдохнуть. А дети постарше — хотите читайте, хотите рисуйте, смотрите телевизор, познавайте мир, у нас нет такого, что все легли и встали в одно время.

Если честно, многим намного лучше у нас, чем в тех условиях, в которых они были до нас. У нас есть одна семья, там 13 детей, все дети в госучреждениях, а она продолжает рожать. Дети-то нормальные, они не виноваты, что родились в такой семье. Им не то что спать негде — им есть нечего. Для многих котлета или яблоко у нас на раздаче — это событие… Они ни разу не обследовались в больнице. У нас много таких.

В понедельник к нам попал мальчишечка, 17 лет, он уже был у нас лет в шесть, потом в десять. Идешь по коридору, и тебя останавливают: «здра-авствуйте, Елена Николаевна, а вы меня не помните? А вы мне машинку еще на Новый год подарили!» Мы на каждый Новый год спрашиваем, какие у детей желания, и всем дарим разные подарки: Кате куклу, Ване робота, Илье машинку. Всё в голове не удержишь, а они помнят…

Знаете, я 17 лет отработала в приюте. У нас была изумительная заведующая, которая хотела, чтоб все было по‑домашнему. Она меня многому научила, и я всегда говорю: дети должны учиться самостоятельности, как дома. Многие дети из детских домов не знают, сколько в чай положить сахару — им чай всегда дают уже с сахаром.

И я им всегда говорю: ты положи в чашку, размешай, попробуй, тебе много сахару или мало. А они говорят: «Я не знаю…»

Мы учим старших детей, от десяти лет, как постирать свое белье. Пусть даже она плохо состирнула, мы потом тихонечко соберем это белье, я отдам его сестре-хозяйке, она тихонько в машинке состирнет, мы развесим, как будто так и было, чтоб дети не заметили — чтобы не ущемлять ребенка, чтобы не навредить им. Потом у него все получится… Это благодарные дети, они заполняют пробелы, они хотят учиться, они учатся как никто другой.

Они поступают и грязные, и вшивые… Они дети, и не виноваты, что у них такие родители. Вши — знаете, какие рассадники привозят… А жалко же волосы обрезать девочкам, и мы их обрабатываем вместе с медсестрами, стричь девчонок — ну нет. Мальчиков я стригу сама, мы приобрели машинки для стрижки, у нас все красавцы. Я уже и парикмахер, стараюсь стричь модно. У нас правда хорошо.

Благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» оплачивает работу нянь-воспитателей в рамках проекта «Отказники в больницах: ресурсное обеспечение». Его цель — улучшить условия пребывания детей-сирот во время нахождения в больницах, обеспечить им уход и заботу. Проект работает в больницах Балашихи, Фрязино, Братска, Домодедово, Дедовска, Ульяновска, Вышнего Волочка, Видного и Симферополя.

Вы можете помочь детям не оставаться в одиночестве в самый сложный период их жизни, сделав пожертвование на сайте фонда.

Текст: Анастасия Нарышкина для журнала "Домашний очаг"


Поделиться
Все события
все новости
все семинары
все истории