Главная СобытияИсторииЖасмина осталась с мамой

Жасмина осталась с мамой

07.10.2020

Распространено мнение о том, что матери отказываются от новорожденных детей, потому что не любят их, не хотят воспитывать и усложнять свою жизнь, но чаще всего причины отказа совершенно другие: отсутствие жилья, социальная неустроенность или стрессовое состояние, вызванное личной трагедией. С 2010 года проект «Профилактика отказов от новорожденных детей» занимается решением этой проблемы. Рассказываем историю маленькой Жасмины и ее мамы Зубайды, которой вовремя помогли.

На детской площадке пусто, и Джонибек играет один. Сначала катается с горки, а потом бежит к карусели с лошадками: нужно покататься на каждой. Рядом стоит его мама Зубайда, качая на руках маленькую Жасмину в белом конверте: скоро выйдет ее подруга Надира с коляской. Одной Зубайде не справится с двумя детьми, да и в узкий пассажирский лифт все не поместятся.

 
Фото: Полина Быконя

— Коляска приехала, — смеется Зубайда, укладывает девочку, и та быстро засыпает.

Жасмина родилась в мае этого года.

— Когда я узнала, что беременна, я была уже почти на пятом месяце. У меня был шок. Я делала тесты, но результат был отрицательным. А потом пошла на УЗИ, и узнала обо всем. Когда я сказала мужу, он бросил нас.


Фото: Полина Быконя

Зубайда приехала в Москву из Самарканда в 2014 году. Приехала, как и многие, чтобы заработать: она хотела построить дом в Узбекистане.

— Когда я вышла из самолета, я сказала: «Назад меня отправьте, на родину», — рассказывает Зубайда. — Когда самолет шел на посадку, я увидела многоэтажные дома. Не понравилось мне это, но потом привыкла.

В Самарканде Зубайда начала работать сразу после школы: сначала на трикотажной фабрике, потом на заводе, где делали колбасный сыр, творог, мороженое. Когда завод обанкротился, она осталась без работы. Ее подруга Надира уже жила в Москве и позвала ее к себе. Но у Зубайды тогда умер отец, и она осталась в Узбекистане. Работу найти было трудно, и позже она все-таки приехала в Россию.

— Здесь (прим. — в Москве) на тысячу рублей в магазине много продуктов можно купить. А у нас за тысячу ничего не купишь. Все дорого. Работы нет. Вот люди и уезжают, — рассказывает Зубайда. — В Москве я сначала посудомоечкой была почти шесть месяцев, потом работала в магазине, а после этого устроилась в пекарню. Детей у меня в планах не было. Я хотела заработать, но все получилось не так.

В квартире, где Зубайда снимала комнату, проживало несколько человек. Там она познакомилась с мужем. «В ЗАГС мы не ходили, просто стали жить вместе. Я была второй женой: на родине, в Таджикистане, у него была семья. Мы жили вместе два года. Он хорошим человеком был, много помогал. Моей маме деньги отправлял несколько раз».

Зубайда хотела ребенка, и почти три года назад у нее родился мальчик. «Мне уже сорок лет. В Узбекистане у меня не получалось забеременеть. Все произошло в свое время». Сына она назвала Джонибек в честь певца из Таджикистана, которого она любила.


Фото: Полина Быконя

Сейчас у Зубайды трое детей. Джонибек — старший ребенок. После него у Зубайды родилась дочка, которую взяла на воспитание ее подруга, которая живет в Подмосковье. «Она сама предложила мне ее забрать. У нее ребенок вырос, и ей было скучно одной. Раз в две недели они к нам приезжают». Младшая дочка, Жасмина, родилась четыре месяца назад. Третьего ребенка они с мужем не планировали. О своей беременности Зубайда узнала, когда была на пятом месяце. Муж ушел.

— Я хотела отказаться от ребенка, а врачи сказали, что не могут забрать его, но найдут волонтера, и мне помогут.

25 мая 2020 года в роддом приехала Оксана Джос, психолог проекта «Профилактика отказов от новорожденных». Она провела с Зубайдой долгую психологическую консультацию: расспросила, почему она хочет отказаться от дочки, рассказала подробно, какую помощь ей сможет предоставить фонд, и помогла принять взвешенное решение.

— Я рада, что не отказалась от Жасмины. Благодарна врачам за то, что встретила Оксану. Фонд сейчас помогает с памперсами, пеленками и питанием для ребенка. Коляску для Жасмины тоже привезли. Прививки детям сделали. Джонибеку почти три года, но я никогда ему прививки не делала, мне отказывали. А Оксана помогла.

Фонд поддерживает Зубайду с момента рождения Жасмины по сегодняшней день: помогает с одеждой и обувью для мамы и детей, с питанием для дочки, средствами гигиены. Когда Зубайде потребовалась медицинская помощь, фонд помог ей найти хорошего врача. Она не могла ходить из-за сильной боли, которую вызывал вросший ноготь. Долгое время Зубайда терпела и молчала. Когда она уже не могла надеть обувь на больную ногу, она рассказала о своей проблеме, и тогда сотрудники фонда оплатили необходимую операцию.

— Оксана сказала, что поможет сводить Джонибека к логопеду, — продолжает свой рассказ Зубайда. Ее сын в это время бегает по площадке и что-то говорит на своем языке. — Русский, таджикский или узбекский он не знает. Зато сам научился английскому, потому что в телефоне смотрит мультики. Я ему что-нибудь говорю, а он мне в ответ: «Ноу, ноу». Это «нет» по-английски.


Фото: Полина Быконя

Оставаться с детьми в Москве Зубайда не хочет, но вернуться в Самарканд она сейчас не может, потому что границы закрыты, и в Узбекистане строгий карантин.

— Хочу уехать. Здесь что мне делать? Кто за ребенком будет ухаживать? Я хочу работать. Деньги нужны. Может быть, я вернусь в Самарканд, оставлю детей с мамой, а потом приеду снова в Москву, чтобы работать, — она берет сына за руку и ведет его домой. Он начинает плакать, вырываться, но быстро успокаивается.

Зубайда живет сейчас в одной комнате с подругой Надирой и ее мужем в трехкомнатной квартире. В коридоре на полках открытого шкафа лежат дыни-торпеды. В комнате Зубайды и Надиры слева выстроились в ряд два дивана, к одному из них приставлено широкое мягкое кресло: там спит Жасмина. Вдоль другой стены стоят шкаф и стулья, под которыми сложены в коробки игрушки Джонибека.

DSC02546.jpg  
 
Фото: Полина Быконя

— Я ей говорю, что не надо сейчас уезжать. Зимой в Узбекистане холодно, климат сухой. Газ иногда отключают, и свет. Еще и карантин строгий, — объясняет Надира, качая на коленях Жасмин, которая внимательно наблюдает за тем, как ее брат листает книжку. — Она сейчас в квартире живет бесплатно. Но через месяц нужно будет опять платить.

— Раньше была другая хозяйка квартиры, — говорит Зубайда. — Я сказала, что буду делать уборку в квартире, и мне разрешили жить бесплатно.

— Хозяйка квартиры ее пожалела, — продолжает Надира. — Из-за того, что она одна с двумя детьми. А потом квартиру продали, но продолжили нам сдавать. Теперь ей нужно будет платить аренду.

Надира понимает, что Зубайде одной нелегко, но она не хочет, чтобы подруга уезжала. Ее муж занимается покупкой и продажей металла в Подмосковье, дома бывает редко. Зимой работает таксистом.

— Когда она уедет, не знаю, как буду жить. Привыкла уже к малявкам.


Благодаря пожертвованиям в поддержку проекта «Профилактика отказов от новорожденных детей» ребенок остается с мамой, а не попадает в детский дом. Оформить пожертвование можно по ссылке.

Проект реализуется победителем конкурса «Новое измерение» благотворительной программы «Эффективная
филантропия» Благотворительного фонда Владимира Потанина.


Поделиться
Все события
все новости
все семинары
все истории