ГлавнаяСобытияИсторииВолонтеры без границ

Волонтеры без границ

04.06.2018

Когда заканчивается детство? В 16 лет? А может, в 21? У каждого свой ответ на этот вопрос. С точки зрения государства человек перестает быть ребенком ровно в 18 лет. Но едва ли дети ощущают перемены на следующий же день после совершеннолетия. А вот для сирот все меняется в одночасье. 

Выпускник детского учреждения или переезжает в собственную квартиру, выделенную государством, а возможно, оставшуюся в наследство, или, в случае признания его недееспособным, переводится в психоневрологический интернат. Там его ждет совсем другое существование, в окружении взрослых, с которыми до этого опыта общения у него практически не было. 

За более чем 10 лет существования фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» выросли многие его подопечные. А волонтеры, не захотевшие оставлять ребят в трудной ситуации, продолжают сопровождать их, но уже в психоневрологических интернатах (ПНИ). Так в проекте «Быть рядом» возникло новое направление — «Социализация выпускников центров содействия семейному воспитанию, проживающих в психоневрологических интернатах».

То, что волонтеры идут за своими подопечными — это прекрасно, — говорит Мария Рыльникова, координатор проекта. — Ведь это значит, что между ними установился хороший контакт и они нужны друг другу. А это самое главное.

IMG_2558.jpgs.jpg
Координатор проекта "Быть рядом" Мария Рыльникова

В июне исполнился ровно год, как волонтеры начали посещать ребят в ПНИ №16, где были удивлены теплому приему, который оказали им сотрудники, ведь часто подобные места нужно «брать штурмом», как с иронией замечает Мария. ПНИ — гораздо более закрытые учреждения, чем детские дома или дома ребенка. Тотальная изолированность всегда была свойственна этой системе, но проведенная реформа сиротских учреждений несколько улучшила ситуацию, и сейчас сотрудники половины детских домов сами просят фонд о помощи. А вот ПНИ только-только начинают приподнимать железный занавес и не всегда делают это охотно.

Иногда директор или другие представители администрации осознают важность индивидуального внимания к своим подопечным, как детям, так и взрослым. Но есть еще и персонал — вот для этих сотрудников мотивы волонтеров чаще непонятны. Побороть недоверие могут только время и регулярная работа, то есть постоянные визиты одних и тех же людей, к которым постепенно будут привыкать, — отмечает Мария.

Интернат — не больница для неизлечимых пациентов, не тюрьма строгого режима. В задачи его работников входит социализация подопечных, их обучение и поддержка. Это относится в первую очередь к выпускникам сиротских учреждений. Многие из них к восемнадцати годам просто еще не способны жить самостоятельно в силу психологической незрелости, возникающей как следствие воспитания в системе, или наличия диагнозов, например умственной отсталости.

Некоторые живущие в ПНИ люди должны находиться там по объективным причинам. Другим же просто требуется время, чтобы дозреть и повзрослеть, а затем они вполне смогут вести самостоятельную жизнь, — говорит Мария.

Зачастую молодые люди с сохранным интеллектом оказываются в одной палате с пожилыми людьми, тяжелыми инвалидами, которые действительно нуждаются в постоянном профессиональном уходе. Лишенные поддержки, выпускники детских домов остаются пленниками системы. Они уже не мыслят для себя иной жизни, приспосабливаясь к существующим условиям.

Часто им психологически сложно покинуть ПНИ. Бывает даже, что у молодого человека есть квартира или большой шанс ее получить, но он не может решиться шагнуть через проходную. Некоторые работают и доучиваются в городе, а жить продолжают в интернате, — продолжает Мария.

Вот тут на помощь может прийти волонтер, который поддержит, подготовит к самостоятельной жизни, окажет необходимую психологическую и юридическую помощь.

Волонтер может раскрыть потенциал подопечного, стать для него чем-то вроде турбокнопки, дополнительным ресурсом, помощником в достижении поставленных целей. Буквально после первой встречи появляется план конкретных действий.

Совместную работу наставника и подопечного курирует и направляет психолог: иногда возникают ситуации, требующие вмешательства профессионала. Однако не надо думать, что работа в ПНИ только для опытных волонтеров. Некоторым, например, с самого начала проще общаться со взрослыми людьми, а высокая степень ответственности при работе с детьми их, наоборот, пугает. Тем более что для работы в ПНИ, которые являются учреждениями для взрослых, нет необходимости сдавать анализы, как требуется в больницах и детских домах, а значит, начать помогать проще и быстрее. Единственное, что нужно обязательно — это возможность работать регулярно. Для тех, кто, например, часто ездит в командировки или просто не знает точных планов на ближайшее время, мы рекомендуем работу в больницах без привязки к конкретным детям. Наставничество, а именно такая работа требуется в ПНИ, предполагает высокую ответственность. Нельзя просто не прийти. В этом случае волонтер берет на себя обязательства, понимая, что может уделять проекту, скажем, несколько часов каждую неделю.

Сейчас в ПНИ ездят 15 волонтеров фонда, а с февраля начал работать еще и спортивный проект, в котором заняты 20 человек, организующих беговые тренировки. Все волонтеры работают с бывшими выпускниками детских домов, с которыми уже занимались в прошлом. Однако уже там, в стенах учреждений, к ним присоединяются и другие ребята, проживающие в интернате. Сегодня работа ведется в основном в ПНИ №16. Но сейчас начинается сотрудничество с учреждением в Тульской области. В планах поездки в другие интернаты Москвы и регионов.

Когда меня спрашивают, чего нам не хватает, — рассказывает Мария, — я всегда отвечаю: людей. Если говорить о Москве, то здесь и финансирование есть, и ремонт в учреждениях, как правило, сделан, и разные культурные мероприятия организуются. Многие обращаются с предложением провести мастер-класс, купить билеты, чему-то научить, но очень мало людей, готовых к постоянному общению. А ведь ребята в ПНИ нуждаются в человеке, которого они будут знать, ждать, который будет навещать их регулярно. Всего в проекте сейчас 300 волонтеров. А надо еще человек 400. И это только для Москвы. Но меня эта цифра не пугает — я вообще люблю озвучивать такие планы, которые пока кажутся нереальными, и надеюсь, что при этом они быстрее осуществятся!

Западные страны уже давно развивают систему сопровождаемого проживания, когда несколько людей с различными ограничениями живут в одной квартире под присмотром социального работника. Хотя отдельные эксперименты в этом направлении осуществляют некоторые отечественные НКО, в целом в России пока не спешат менять привычный порядок. И государство продолжает возводить за высокими заборами большие здания с бесконечными коридорами и безликими однообразными палатами, где несколько сотен человек изо дня в день живут по однажды заведенному расписанию. Но в ожидании глобальных перемен, не стоит бездействовать. Облегчить жизнь этих людей можно уже сегодня. Как? Нужно просто «Быть рядом».

Для меня волонтерство — это проявление гражданской позиции в том месте, где ты чувствуешь себя эффективным, — объясняет Мария. — Я очень переживаю за свою страну, но про политику стараюсь даже ничего не читать: у меня глубокое убеждение в том, что от моих знаний и действий в этой области не будет никакого толку. А работая волонтером, я чувствую, что по-настоящему приношу пользу обществу. Даже если поначалу увиденное повергает в глубокий шок, через некоторое время ты реагируешь по-другому: по-прежнему осознаешь ужас ситуации, но собираешь все свои внутренние ресурсы и начинаешь понимать, что можешь сделать, чем помочь. А когда ты видишь результат своих действий, это всегда придает силы двигаться дальше.


Приглашаем волонтеров в команду проекта “Быть рядом”. Для этого нужно посетить блок семинаров, первый состоится 6-го июня в 19-00 в офисе фонда по адресу 2-я Брестская 39 стр. 4. Предварительно необходимо заполнить анкету.

Текст: Ася Серова-Залесская


Поделиться
Все события
все новости
все семинары
все истории