ГлавнаяСобытияИсторииРебята из ПНИ: слово волонтерам. Часть 3

Ребята из ПНИ: слово волонтерам. Часть 3

23.09.2019

«Так просто, без церемоний и стеснений»

Мы не видим людей, которые живут в психоневрологических интернатах. Они всегда внутри, мы всегда снаружи. От этого - страхи и домыслы, и расчеловечивание. Какие они? Наверное, какие-то «не такие», раз их туда засунули и не выпускают. У фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» есть проект «Быть рядом», который в том числе поддерживает ребят с особенностями развития в сиротских учреждениях. Дети вырастают и в 18 лет попадают в ПНИ. Наши волонтеры не могут их бросить и продолжают помогать.

Недавно волонтеры нашего проекта выезжали в мини-лагерь в Тульскую область. Плели венки, участвовали в мастер-классах, учились у психологов, встречались с ребятами из Одоевского ПНИ. Те волонтеры, которые до сих пор работали только с детьми, смогли познакомиться с «молодыми взрослыми»  и увидеть, что это такие же люди, только с особенностями. Что им тоже интересно бывает сплести венок или выбраться на керамический фестиваль, только сами они этого не могут - им нужна помощь.

Наш маленький проект посвящен первой встрече - встрече волонтеров с «ребятами из ПНИ». Мы попросили рассказать, как все прошло. Оказалось, что там было много заботы, взаимной радости и взаимной любви. 

67279095_2757666810945312_7226837033107324928_o.jpg

Елена Горчиханова

Можно сказать, что для меня это было в первый раз, такое близкое знакомство и общение с особенным людьми. И да, мне было очень страшно и непонятно, какие они, как с ними общаться. Что говорить можно, что нельзя, как вести себя? Я волновалась и переживала,  но это прошло, как только мы встретились. Это произошло на проселочной дороге, на полпути от деревни Филимоново к фестивалю филимоновской игрушки «Поляна». Мы их встречали. Издалека они казались группой обычных людей, идущих на фестиваль. При встрече я немного была ошарашена тем, с какой легкостью и открытостью они знакомятся и бурно радуются нашей встрече. У меня появились сразу несколько попутчиков, мы обнялись, представились друг другу и, взявшись за руки, пошли по дороге. Так это было просто, без церемоний и стеснений, и естественно. Сердце дрогнуло, успокоилось, и я почувствовала, что волноваться нечего, все будет хорошо.

Так мы и шли до самого фестиваля, разговаривали обо всём, смеялись, фотографировались. Со мной шли Света и Олег, молодые ребята. Олег немного стеснялся, а Света очень бойкая, все время задавала вопросы обо всем, ей интересно было все обо мне, и она много рассказывала о своей жизни в интернате.

На фестивали мы обошли все, и я поняла, какая Света смелая. Она подходила к тем, кто ей нравится, спрашивала, как их зовут и что они тут делают, спускалась по неудобной лесенке к источнику,  не боясь испачкаться, позировала на мостике на фоне реки, рассказывала,  какую музыку любит, чем занимается в свободное время и что эти "лопухи" (наушники) она выбрала сама и купила. И столько в этом было гордости.  А потом, когда мы делали венки на мастер-классе, она застеснялась и сказала, что не будет делать, потому что не умеет, но втянулась и потом радовалась, когда мы втроем с еще одной девочкой сделали прекрасный венок. 

Было очень волнительно сначала, радостно и интересно потом. При прощании мы обнялись. Возможно, мы никогда больше не увидимся со Светой, но это были чудесные несколько часов и у меня больше нет страха перед особенными людьми и есть желание еще общаться с ребятами из ПНИ.

Ольга Жукова

Я новичок. Раньше мне, конечно, приходилось общаться с «особыми» людьми разных возрастов, с детьми-инвалидами, с детьми из интернатов, но это был совсем другой формат и другие задачи. Андрея даже новичком назвать сложно – изначально он поехал просто посмотреть, решив, что если эту «беду» в семье не удалось предотвратить, нужно, по крайней мере, понимать, о чём идёт речь. И попал… И готов ехать ещё. Когда я спросила его о впечатлениях, первыми словами было - «блин, да они же не дураки».

Увидев ребят, я немного испугалась – что с ними делать, о чём разговаривать, как общаться. Но они сами начали подходить, знакомиться, задавать вопросы, и буквально через пару минут стало понятно, что мы подружимся. Андрей, конечно, тоже боялся, но включился в общение даже быстрее, чем я, и было видно, что для него это несложно.

С нами гуляли двое ребят – Саша и Вова. Вполне симпатичные мальчишки, сначала немного стеснялись нас, но очень быстро освоились, разговорились с Андреем на тему спорта, затем заинтересовались устройством палаточного лагеря, и дальше общение не вызывало никаких трудностей. Ребята оказались совсем разные – Саша более общительный, с хитринкой, осторожный, Вова немного замкнутый, вдумчивый, старался всё рассмотреть, оценить ситуацию, но был готов пойти с нами, кажется, на край света…

Они кажутся простыми и неприспособленными для нашего мира, но каждый из них – человек, личность, со своим характером своими привычками, проблемами, горестями и радостями.

Очень тронул Вова – когда мы возвращались к автобусу, он старался держаться в отдалении, но не теряя меня из вида. Мы шли с девчонками (двумя Машами) и болтали о жизни, любви, мечах, реальности, перспективах…

За хорошим разговором поднялись к автобусу, остановились, а я всё не могла понять, почему Вовка не подходит, чем могла его обидеть. Через несколько минут он всё же подошёл, протянул мне свою фотографию, обнял и сказал - «Жалко, вы, наверно, больше не приедете, я хочу вам подарить свою фотографию, я не хочу туда, я бы хотел ещё»… Уткнулся мне в плечо и тихо-тихо заплакал.

Конечно, по одной встрече особенно трудно понять происходящее, но и мне, и Андрею было очень грустно и обидно за ребят. Страшна полная закрытость, обособленность, отсутствие коммуникации с внешним миром. Редкие поездки на соревнования и экскурсии, конечно, являются какой-то отдушиной, но не исправляют ситуацию. Ребята показались мне просто заложниками. Заложниками неудавшегося детства, чьего-то преступного равнодушия, системы в целом. Ведь многие из них действительно могли бы жить самостоятельно. А кто-то пусть не самостоятельно, но по-другому… И очень хочется помочь им в этом, помочь не только общением, хотя это для них тоже очень важно, но в первую очередь изменением системы.

Не только мы можем помочь им, но и они могут помочь нам. Помочь не забывать, что мы – люди.

Читать еще: 

Часть 1: "Можно я буду ходить с тобой?"

Часть 2: "Потрясающе и грустно одновременно"



Проект «Быть рядом» это:

- более 200 волонтеров, которые регулярно оказывают помощь воспитанникам и выпускникам интернатов,
- 20 больничных и сиротских учреждений Москвы, Подмосковья и близлежащих регионов,
- координаторы и психологи, которые организуют работу волонтеров в этих учреждениях.
Одно из направлений проекта - социализация выпускников ЦССВ, проживающих в ПНИ.   
Воспитанников интернатов, которым исполнилось 18 лет и которые не имеют возможности жить самостоятельно в силу особенностей развития, переводят в психоневрологические интернаты. Для большинства это жизнь в заточении. В рамках проекта волонтеры помогают молодым людям жить полной жизнью, насколько это возможно. 

Как помочь?

Если вы достигли 18-летнего возраста для помощи детям в больницах и 27-летнего возраста для участия в программе по наставничеству в детских домах, проживаете в Москве, Московской и Тульской области, понимаете роль и ответственность своего участия в жизни ребенка,то можете записаться на курс семинаров, который пройдет в октябре, заполнив анкету

Сделать пожертвование, в назначении платежа указав: проект «Быть рядом» .

Поделиться
Все события
все новости
все семинары
все истории