ГлавнаяСобытияИсторииПозвольте найти родную семью

Позвольте найти родную семью

12.09.2018

История Марины Трубицкой, которая в достаточно взрослом возрасте узнала о собственном удочерении, повторилась: много лет спустя Марина долго искала родного брата и нашла его на другом конце страны. Через двадцать лет ее приемного сына точно так же нашла родная сестра - и между ними тоже тысячи километров.

Трубицкая Марина

В детском доме Марина прожила с трёх до пяти лет. Девочка попала туда после того, как её вместе с младшим братом забрали у кровных родителей. Об этом она рассказывает просто:

Родители пили, плохо за нами смотрели, оставляли нас дома одних. Однажды я выпала из окна, и после этого нашей семьёй заинтересовались социальные службы.

Время тогда было советское, строгое. В стране действовал закон о тунеядстве, за это сажали в тюрьму или отправляли в лечебно-трудовые-профилактории с тюремным режимом. Социальные работники забрали у родителей Марину и её двухлетнего брата Колю. Девочка оказалась в детском доме – возраст уже позволял. А братишка попал в дом ребёнка. Вся эта история произошла в Лучегорске. Марину определили в одно из детских учреждений Владивостока, а её брата – в Уссурийск. Так родные оказались разлучены на долгие годы. Позже детей усыновили разные семьи.

Тогда можно было усыновлять родных братьев и сестёр порознь. В принципе, это разрешено и сейчас, хотя органы опеки всё же стараются не разлучать детей. Закон говорит об определении в разные семьи: не допускается, кроме случаев, когда это соответствует интересам ребёнка. И эта формулировка – «интересы ребёнка» – остаётся очень растяжимым понятием до сих пор, – объясняет Марина.

В детском доме девочка прожила два года. Она до сих пор отрывочно помнит этот период.

–  Вспоминаются отдельные картины: Новый год в детдоме. Помню, как нянечка заставляла всех спать и пугала Бабой Ягой. Вспоминаю детскую больницу, в которой лежала после того, как выпала из окна. Немного помню самих кровных родителей.

Первое воспоминание о приёмных родителях тоже отложилось в голове. Воспитатель сказала девочке: «Приходила твоя мама и сказала, что теперь тебя зовут не Рита, а  Марина». Потом имя, отчество, фамилия, место и дата рождения изменились и в документах бывшей Маргариты.

СЛУЧАЙНОЕ ПИСЬМО

Марина до сих пор помнит, как уезжала из детского дома с новыми мамой и папой. Но все эти воспоминания получили свое реальное объяснение уже во взрослом возрасте.

Родители увезли Марину в Уссурийск.

Я росла в прекрасной семье, и рада, что жизнь сложилась именно так – с ними. Мама и папа были оба преподавателями в вузе. И сама я тоже стала преподавателем – пошла по их стопам, – рассказывает она.

Марина выросла единственной дочкой в семье. Всегда считала себя поздним ребёнком – разница в возрасте с родителями была около сорока лет. Подрастая, девушка не знала, что она в этой семье приёмная. Она говорила маме с папой о своих воспоминаниях, но родители объясняли, что это просто был круглосуточный детский сад. Правда открылась, когда ей был 21 год. В квартире родителей она нашла письмо матери к подруге. В нём мама обсуждала свою давнюю мысль о том, чтобы взять ребёнка из детского дома. По дате письма Марина увидела, что оно было написано в месяц её рождения. Получалось, что ребёнок из детского дома – это она сама.

Марина признаётся: первая реакция была шоковой. Пришлось довольно долго привыкать к мысли, что её жизнь – не совсем такая, как девушка привыкла думать.

Я «пересмотрела» свои детские воспоминания, о которых давно забыла – о той семье, где я жила, о том, как выпала из окна и о мальчике, с которым в семье она была вместе. Я поняла, что у меня есть брат, – говорит Марина.

Она не решилась задать вопросы приёмной маме. Папы к тому времени уже не стало. Девушка обратилась к сестре матери, и она открыла ей правду.  

НА ДРУГОМ КОНЦЕ СТРАНЫ

После этого Марина начала искать брата. Поиски заняли несколько лет – их затрудняла тайна усыновления. Девушка обращалась в детские дома, в которых, предположительно, мог оказаться мальчик.

– В одном из детских домов мне помог директор, достав старые документы. Я поняла, что маленькая Маргарита Зиновьева – это я. А вот о мальчике Коле информации не оказалось. В органах опеки и архивах мне в дальнейшей помощи отказали. По российским законам о тайне усыновления нельзя сообщать против воли усыновителей, – рассказывает Марина.

Отчаявшись найти документы, девушка решилась на разговор с мамой. Марина получила её согласие на доступ к своему личному делу, узнала имена первых родителей, но опека не имела права говорить новое имя брата после усыновления, а закон вообще не предусматривает процедуры для поиска родственников в таких случаях.  Пришлось действовать не совсем законными методами, и через год Марине удалось узнать, где живёт её брат. Он нашёлся на другом конце страны – в Белгороде. Поиски получили новый виток. Специалисты местных органов опеки навестили приёмную семью, где вырос мальчик, и рассказали, что парня ищет родная сестра. Решение было за его приёмными родителями. К счастью, они решили не скрывать от сына эту информацию и рассказали Коле, что он усыновленный. На тот момент ему было 22 года.

Брат оказался рад этому известию. Мы общаемся уже двадцать лет. Вместе с женой он приезжал во Владивосток на встречу со мной. Было удивительно смотреть друг на друга, и мы впервые поняли, что значит – быть похожими, как родственники. Сейчас связь поддерживают и наши дети, – говорит Марина.

С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА

С тех пор как Марина узнала о своём усыновлении, её жизнь тесно переплелась с этой темой. Она много думала об этом, читала информацию. Позже, с развитием интернета, Марина начала общаться с приемными родителями на одном из форумов. В Приморье девушка начала работать волонтёром – она помогала ребятам из детских домов находить новые семьи. По договору с краевым департаментом образования она стала вести сайт «Усыновление в Приморье», размещая на нём анкеты детей. Одной из первых анкет стала карточка мальчика Стёпы. Ему было почти четыре года.

К тому времени у 30-летней Марины и её мужа уже был сын Паша. Муж, увидев фотографию Стёпы, сразу предложил забрать ребёнка к ним в семью.

Мы и до этого думали об усыновлении, но только в перспективе – когда-нибудь потом, когда будет своя квартира. А тут оказалось, что всё это не так уж важно. Мы сняли квартиру побольше и забрали Стёпу домой. С нашим сыном они почти ровесники, прошло с тех пор 12 лет, и сейчас они оба учатся в десятом классе, – рассказывает Марина.

В детских учреждениях Стёпа жил с самого рождения. Он никогда не знал родной семьи. Марина вспоминает: период адаптации был непрост. Но родители, много общаясь на форумах с другими приёмными семьями, понимали - постепенно все пройдет.  Они видели, что их сложности вполне типичные и решаемые, и знали, что все наладится.

Через год после появления в семье Степана у Марины родилась дочка. Наташе сейчас 11 лет.  

ОПЕКА ИЛИ УСЫНОВЛЕНИЕ?

Степан не усыновлён, все эти годы мальчик находится под опекой. Он знает свою историю – вопрос о соблюдении тайны усыновления в семье никогда не стоял.

Непосредственно к усыновлению у Марины отношение двоякое.

Я не сторонник этой формы семейного устройства. Мне кажется, что эта форма далека от идеала. Конечно, и у опеки есть свои недостатки. Но я считаю, что усыновлять желательно с согласия ребёнка, когда он сам всё знает и хочет этого. Неправильно без согласия ребёнка менять его имя, дату рождения, разрывать юридические связи с его кровной семьёй, – считает Марина.

Конечно, имя и фамилию Степану приёмные родители менять не стали. Марина рассказывает, что по мере взросления мальчику объясняли, что такое усыновление, и спрашивали, нужно ли ему это. Но он сказал, что ему больше всего нравятся собственные имя и фамилия.

История жизни Марины во многом повторилась и у Степана. Пару лет назад ей написала старшая сестра мальчика – она искала брата. Девушка старше на 14 лет.

Так же как и мы с братом, Стёпа с сестрой живут на разных концах страны. Увидеться им пока не удалось, но они активно общаются. Я уверена, такая поддержка в жизни очень важна, – говорит Марина.

Она видит большой плюс в том, что сын знает, что он приёмный. Конечно, Марина признаёт, что не всё в этом вопросе по мере взросления мальчика проходило легко и просто. Но плюс отсутствия тайны усыновления в том, что в любом возрасте ребёнок может задать вопросы, получить ответы и обдумать эту информацию. Напротив, случается, что ребенок узнает об усыновлении во взрослом возрасте, но тайна усыновления становится барьером между ним и родителями. Человек остаётся наедине со своими мыслями и переживаниями.

Сестра Степана рассказала об истории их семьи и прислала брату фотографию их мамы. Это очень важно и ценно.

ВОЛОНТЁРСКАЯ РАБОТА

Марина до сих пор не оставляет тему усыновления. Она ведёт форум «Приёмный ребёнок» на приморском сайте «ВладМама». С 2004 года она также является волонтёром благотворительных проектов в семейном устройстве детей-сирот.

За это время я познакомилась с сотнями приемных семей, общаясь с ними,  разобралась во многих вопросах, – рассказывает Марина. – С прошлого года подключилась к работе московского фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам». Работу этого фонда и его основателя Елены Альшанской я знаю и уважаю со времен его создания десять лет назад. Так как я живу во Владивостоке, то помогаю консультировать жителей Дальнего Востока по вопросам усыновления и опеки. Всероссийский бесплатный  телефон горячей линии 8-800-700-88-05. До 10:00 по московскому времени на звонки отвечаю я, а после этого времени – специалисты фонда, опытные юристы и психологи.

Кроме того, с 2008 года Марина создала и ведёт в интернете «Сообщество взрослых усыновлённых». В сообществе представлена другая сторона усыновления – приёмные дети, даже уже и выросшие, могут поделиться друг с другом своими переживаниями и обсудить возникающие вопросы.

Мы с другими усыновлёнными пытаемся добиться изменения в федеральные законы о тайне усыновления. Мы просим внести в закон норму, позволяющую с 18 лет усыновлённым запрашивать в архивах информацию о своих кровных родителях и родственниках. К полной отмене тайны усыновления наше общество пока не готово. Но, возможно, когда-нибудь мы к этому придём, – говорит Марина.

Она объясняет: важно, чтобы у людей был доступ к своей истории без необходимости обивать пороги судов, нотариусов и органов опеки, зачастую безрезультатно. Каждый, по собственному желанию, должен иметь право знать свою историю.

В этом контексте Марина отмечает: отрадно, что сейчас перед опекой или усыновлением кандидаты должны обязательно проходить обучение в Школах приёмных родителей. На занятиях опытные психологи подробно останавливаются на аспектах тайны усыновления, разъясняя её опасности. Марина сама сотрудничает с такими приморскими школами. Иногда на лекциях она рассказывает о своём опыте.

Семьям, которые ещё только задумываются об усыновлении, Марина советует собирать об этом как можно больше информации. Сейчас существует много литературы, сообществ в интернете. Можно заранее взвесить все «за» и «против», получить понимание о сложностях отношений с приёмными детьми и о том, какими путями они разрешаются. А тем, кто уже усыновил или взял под опеку, Марина говорит о чувствах приемных детей.

Если приемный ребенок ищет информацию о кровной семье, не стоит бояться, что, найдя её, он променяет вас на них. Ищут совершенно по другим причинам. Чтобы понять самого себя – кто ты и откуда. Нельзя заставлять ребёнка выбирать – или мы, или кровная семья. Интересоваться своим происхождением – это нормально для любого человека. И ревновать совершенно не стоит, – уверена она. – Если у вас тёплые и любящие отношения, то они останутся и тогда, когда ребёнок ищет информацию о своей первой семье. И ваша любовь, и поддержка будут также важны для него.

Источник - портал «Приморье без сирот».


Горячая линия по вопросам семейного устройства фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» работает с 2008 года и стала первой в России телефонной консультационной линией для приемных родителей. Специалисты горячей линии, профессиональные психологи и юристы, работают круглосуточно, семь дней в неделю. Бесплатную консультацию могут получить абоненты со всех регионов России. В 2017 году на линию поступило около 5000 звонков.

Если вы хотите поддержать работу нашей горячей линии, воспользуйтесь формой для перевода пожертвований. В назначении платежа указывайте, пожалуйста: Проект «Информационный центр «Дети в семье».

Поделиться
Все события
все новости
все семинары
все истории