ГлавнаяСобытияИсторииОтобрали из-за антисанитарии: Олеся Деснянская объясняет, почему это не в интересах детей

Отобрали из-за антисанитарии: Олеся Деснянская объясняет, почему это не в интересах детей

13.03.2019

У семьи - подопечной программы "Профилактика социального сиротства" - отобрали детей и поместили в детский дом, а родителей лишили родительских прав. Координатор программы Олеся Деснянская объясняет, почему это решение - не в интересах детей. Фонд готовит апелляцию в суд и просит общественность об информационной поддержке.

Егор-Лида-Рита.jpg

- Последние 2 недели в СМИ активно обсуждается кризисная семья в Балашихе. Для тех, кто не в курсе, кратко ситуация выглядит так: неблагополучные родители не заботятся о детях, которые не учатся, а грязные и голодные шляются по помойкам; дома – антисанитария и бардак, куча животных. Внимание к ситуации привлекли «неравнодушные» соседи, которые заставили «бездействующие» государственные службы, наконец, обратить внимание на семью. Благодаря их помощи вчера состоялся суд, на котором родителей лишили родительских прав и вынесли постановление о немедленном отобрании детей, даже старшей Риты, которая учится в колледже, и 10 апреля ей исполняется 18 лет.

Казалось бы, все понятно и ясно, но как часто бывает, жизнь намного сложнее той простой картинки, которую нам предъявляют. Мы ведем эту семью с 2012 года (это мы те “волонтеры”, о которых пишут в СМИ), и сейчас с разрешения семьи рассказываем о ситуации так, как знаем ее изнутри.

Надя и Костя, родители 4 подростков – Риты, Лиды, Егора и Димы. Оба выпускники интерната. Мать Нади была лишена родительских прав за пьянство, после чего Надя попала в детский дом. Можно сказать, что система защищала ее, но только пока ей не исполнилось 18 лет. Сразу после совершеннолетия она стала считаться взрослым человеком и вернулась в ту же самую квартиру, из которой ее когда-то изъяли, к маме, с которой они не общались много лет. За эти годы квартира превратилась в помойку, накопился огромный долг за коммунальные услуги. Ответственность за него полностью повесили на Надю, т.к. остальные прописанные там люди (2 сестры Нади, ребенок одной из них и мама Нади) ничем заниматься не хотели. Собственно, с тех пор так и висит этот долг, который составляет уже порядка миллиона рублей. Попытки разделить лицевые счета или продать квартиру вызывают сопротивление со стороны родственников, поэтому не увенчались успехом. Подытоживая все: система «спасла» Надю, чтобы потом вернуть ее в еще более худшие условия, навесив на нее проблемы, с которыми она априори не была в состоянии справиться.

Наверное, надо немного рассказать и о Косте. Чтобы объяснить, какой он человек, я процитирую впечатления куратора семьи Алисы, которая помогает семье уже 7 лет. Алиса, выпускница биофака МГУ, тихая и интеллигентная девушка, познакомившись с Костей в 2012 году, написала следующее: «внешний вид Кости – многочисленные татуировки на руках, гладко выбритый череп и тяжелое выражение лица, когда оно без улыбки, - очень выделяет его среди обычных прохожих. Несмотря на экзотическую внешность, Костя произвел на меня очень хорошее впечатление. Он, кажется, действительно очень добрый человек, к тому же настрадавшийся. Манера общения очень располагающая: открытая, искренняя (это очень чувствуется), живая и – вежливая:-) При этом держится без заискивания, с достоинством (на мои предложения о помощи продуктами и вещами почти с негодованием отвечал, что у него пока обе руки целы, и он сам снабжает свою семью). В общей сложности он сидел в тюрьмах 18 (!) лет. Первый раз сел в 16 за кражу 4-х овчарок из питомника, в котором работал. На мой вопрос – чтобы продать? – возмутился чрезвычайно: нет! Просто он уже тогда очень любил животных и мечтал об овчарке, и не устоял. Ну, и глуп был, конечно. Полгода овчарки жили у него в общежитии – он это ни от кого не скрывал, в том числе и от коллег по питомнику. Потом к нему пришли и арестовали на шесть лет. Следующие два раза, которые он упомянул, сидел за поножовщину – оба раза ввязывался в драку, чтобы защитить знакомых девушек, к которым приставали хулиганы. У хулиганов оказывались ножи – он первый никогда оружие не применял. Шрамов от ножевых ранений, действительно, много – на голове, руках, животе... До рождения детей всегда носил с собой нож, но потом выбросил, так как решил, что больше ему в тюрьму нельзя. Несколько раз с гордостью говорил, что с 1999 года – времени, когда он женился на Надежде – ни разу в тюрьму не попадал. О детях говорил с удовольствием. Прямо лицо расцветало. И как они в лес ходят за грибами и строят там шалаши, и как ездят на велосипедах на речку».

Как это часто бывает, люди с похожим прошлым находят друг друга. Для Нади Костя был, наверное, первым человеком, который стал ее защищать – от агрессивных родственников, оскорблений и унижений. Они поженились, родилось 4 детей. Никаких вариантов по улучшению жилищных условий не было – родственники отказывались разменивать квартиру, на очередь по улучшению жилищных условий их не поставили. Надя всю жизнь работает санитаркой в онкологической больнице рядом с домом – но зарплата мизерная. Костя перебивается случайными заработками – с его прошлым устроиться не так просто.

Они были бы обычной семьей выпускников детского дома – с их стандартными трудностями, если бы не любовь Нади к животным. Она собирает по округе собак и кошек, чаще всего больных и раненых и на свои деньги лечит их. Спасая их, она, конечно же, пытается как-то проработать свою внутреннюю травму – справиться с болью брошенного и никому не нужного ребенка. Со стороны, это выглядит страшно – в доме огромное количество животных, запах и грязь. Надя сама понимает, что это проблема, но ничего сделать с собой не может – на приеме у опеки она, рыдая, рассказывала, что не может пройти мимо брошенного животного и не помочь ему. Это ее способ немного заштопать дыру внутри, которую обычно «лечат» алкоголем и наркотиками. Надя же не пьет и к алкоголю относится резко отрицательно. Наверное, именно поэтому у детей также отсутствует асоциальное поведение – они не курят, не пьют и не употребляют наркотики, что очень часто бывает с детьми из детских домов.

Собственно, антисанитарные условия дома – главная претензия со стороны всех государственных служб. Раньше также были проблемы с учебой – дети не ходили в школу, т.к. их дразнили из-за запаха, странного вида и привычек. В какой-то момент совместно с родителями мы смогли перевести детей в интернат на пятидневку в Электросталь, куда их в понедельник отвозил наш социальный работник, а в пятницу – забирал отец. В Электростали также учится в ветеринарном колледже 17-летняя Рита. Любовь к животным ей передалась от мамы, и она учится только на четверки и пятерки. Надя очень гордилась, что может ей помочь – оплатить учебу материнским капиталом. Сейчас не очень понятно, как она будет продолжать учебу с учетом, что ее тоже изъяли из семьи.

Вообще, надо сказать, что суды по лишению родительских прав Нади и Кости проходили уже 5 раз, и до сегодняшнего дня суд каждый раз отклонял иск по причине того, что родители и дети любят друга. И это правда, при всем ужасе бытовых условий дети и родители привязаны друг к другу, в семье детей никто не бьет и не унижает. Но тут вмешались соседи, которых достали сильный запах, антисанитария и куча животных, поэтому они написали жалобы во все органы и пошли в СМИ с требованиями лишить семью родительских прав. У меня много сочувствия к ним – я прекрасно понимаю, что жить рядом с такой семьей – это кошмар, который никому не пожелаешь. Правда, я понимаю, что проблема соседей таким образом не решится. Скорее всего, просто повторится ситуация, которая уже была у Надиной мамы – отсутствие детей обычно приводит к тому, что у родителей начинаются депрессия и проблемы с алкоголем, в итоге квартира станет намного хуже, чем сейчас. Надежды соседей на то, что Надю с Костей выселят, нереалистичны – в квартире прописано 10 человек, в том числе несовершеннолетние дети. К тому же дети Нади и Кости после совершеннолетия скорее всего вернутся туда, по крайней мере, так было с самой Надей.

Можно понять и опеку с КДН, которые внезапно заняли жесткую позицию – «детей необходимо немедленно изъять», хотя обычно такие жесткие меры принимаются только при наличии прямой угрозы для жизни и здоровья. С учетом поднявшейся шумихи в СМИ, привлечения Следственного комитета и прокуратуры, они очень боятся оказаться крайними в этой ситуации – потерять работу или, еще хуже, оказаться под следствием.

В общем, можно понять и посочувствовать всем – соседям, государственным службам, судье... Только почему-то в таких ситуациях никто не сочувствует детям – самым уязвимым и беспомощным в этой ситуации. Детям, к которым сегодня в квартиру ворвалась толпа народу – судья, опека, КДН, СМИ... Которым врали, что их везут в суд, а на самом деле отвезли в детский дом. Рите, которая не знает, как будет продолжать учебу. Диме, которого все утро рвало от страха и нервов. Лиде, которая рыдала от собственного бессилия...

Для таких детей детский дом опасен вдвойне. Они привыкли к свободе и никогда не сталкивались с насилием в своей адрес, поэтому велика вероятность, что они начнут бунтовать и сбегать, и в итоге попадут в психиатрическую больницу, где их сломают так же, как в свое время система сломала Надю и Костю. Многолетние усилия родителей и волонтеров окажутся напрасными – через несколько лет в эту квартиру вернутся травмированные дети с такой же дырой внутри, как и у их родителей.

Я так мечтаю, чтобы помощь «кризисным» семьям в нашей стране реально руководствовалась интересами детей, а не страхами и личными представлениями государственных служащих. С самого начала, когда все это завертелось, мы предложили в качестве варианта решения проблемы с антисанитарией в квартире снять в Электростали комнату для детей и Кости. Таким образом, Рита училась бы в колледже, дети смогли бы продолжить учебу в интернате, а на выходных – жить с папой и старшей сестрой. К сожалению, эту идею никто даже не стал рассматривать. Каждый из участников процесса так боялся оказаться крайним, что не задумываясь, назначил на эту роль детей.

На данный момент наш юрист совместно с семьей готовится подать апелляцию в суд. Мы очень надеемся, что госслужбы согласятся с предложением о проживании детей совместно с отцом в съемной квартире. Обращаемся к вам с просьбой поддержать нас и помочь распространить информацию о сложившейся ситуации. Надеемся, что это поможет нам быть услышанными.

Координатор программы "Профилактика социального сиротства" Олеся Деснянская


Дорогие друзья, очень просим вас помочь нам распространить информацию и сделать репосты в социальных сетях!

Поделиться
Все события
все истории