О фонде | Отчеты о деятельности | Реквизиты | Форум
Отказники - Волонтеры в помощь детям сиротам 
 МЕНЮ
 О нас
 Как помочь
 Мы помогаем
 Волонтерам
 Дистанционные курсы
 Библиотека
 Благодарности
 Друзья и коллеги
 Отчеты
 Форум

 ДЕТИ ИЩУТ РОДИТЕЛЕЙ
   - Дети
   - С чего начать
   - Психология
   - Закон


Консультации по вопросам семейного устройства

Ответы на вопросы по семейному устройству

 ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Klukva Severnai

Мне звонят очень много приемных родителей. И они задают, как правило, один и тот же вопрос: "Кого нам взять, как Вы думаете?" или "А этот ребенок будет ходить? Ему нужна семья?" И в этот момент, когда родители, затаив дыхание, ждут моего ответа, мне становится так страшно, как никогда в жизни н...

Читать полностью...


КОНТАКТЫ
Наш телефон(495) 789-15-78
Написать письмоinfo@otkazniki.ru
Наш Живой ЖурналНаш Живой Журнал
Мы в ТвиттереНаш твиттер
Страничка в FacebookСтраница в Facebook
Группа ВконтактеГруппа Вконтакте
Наш канал на YouTubeНаш канал на YouTube
Мы в InstagramМы в Instagram
Мы в Google+Мы в Google+
Мы в ОдноклассникахМы в Одноклассниках



ИТОГИ АКЦИЙ

Отчет по мероприятию в гипермаркете Глобус.


 Обзор СМИ

09.10.2008г.

Моя бы воля, я наградила бы Наташу орденом. Например, Любви, если бы он был. Или дала бы ей Нобелевскую премию - например, дома и тепла. Или хотя бы медаль "За спасение утопающих в беде".

Но я не могу даже назвать ее настоящего имени и города, в котором она живет. Потому что, сделай я это, жизнь ее маленькой семьи превратится в ад.

В прихожей ада

Вот я и пишу о них, как о разведчиках в стане врага. Шифрую ее, детей, обстоятельства их жизни и даже марку автомобиля, на котором они дружной компанией колесят по делам.

Собственно, в маленькой прихожей этого ада она уже побывала с сыном Стасиком. Когда им дали бесплатную путевку в детский легочный санаторий под Тулой.

Сначала-то приняли спокойно, завели карту, пересчитали вещи - все как положено. Но когда она выложила лекарства, которые необходимо давать ребенку ежедневно, у врача округлились глаза: а где справка, что он может находиться в санатории? Наташа доказывала, что может, ограничений нет, ссылалась на закон, по которому дискриминация ВИЧ-инфицированных является преступлением. Все напрасно - их со Стасиком заставили еще раз проделать дальний путь, привезти кучу справок, выписок.

Когда еще через неделю она приехала проведать сына и увидела его в чужих рваных трусах, бледного и простуженного, то просто забрала домой. Так и пропала двухмесячная бесплатная путевка.

А теперь представьте, что будет, если о диагнозе малыша, совершенно неопасном для окружающих, узнают в детском садике, мамы детей на игровой площадке, соседи по дому?

Они - мои родные дети

В крошечной однокомнатной хрущобе, где Наташа живет с сыном и дочкой, тесно и весело. Ходят ласковые коты Федя и Маша. Разбросаны игрушки и пазлы. Двухлетняя Верочка носится по дому, как теннисный мячик. Прибежит на кухню, где мы пьем чай, вскарабкается на колени, прижмется всем тельцем и замрет на несколько секунд. Потом слезет и усядется смотреть любимый мультик. Стасик другой - тихонько подойдет и вдруг молча, стеснительно поцелует в щеку.

Недолюбленные, недоласканные с рождения дети. Отказные. От мам-наркоманок, да еще и ВИЧ-инфицированных. Наташа смотрит на эти проявления любви к чужой тете молча, но в глазах столько нежности, что понимаешь: наверное, это недополученное ими количество ласки забудется, зарастет, как зарастает новой кожей давний ожог.

- Они мои, понимаешь, - говорит она тихо. - Я даже не помню, когда их не было. Как будто сама их родила.

Кто кого спас

Она забрала их из Дома ребенка. Сначала сына. Через год дочку. Доказывать свое право на это пришлось непросто, через суды. "Вы сами инвалид, - говорили ей в отделе опеки. - Вы одиноки. Вы хотите за счет ребенка решить свои собственные проблемы".

- Наверное, это было отчасти правдой, - хмурит она тонкие брови. - Долго любила одного человека, но у нас не получилось. А потом поняла: не могу без детей. Раз не получилось родить своих, возьму приемных.

Стасика увидела - словно толкнуло в сердце: мой сынок. И уже было не важно, что инфицированный, слабенький. Точно так же потом углядела Верочку - заморыша с обезьяньей веселой мордашкой.

И все - жизнь наполнилась смыслом, заботами, обычной круговертью всех мам: садик, поликлиника, логопед, магазины, кухня, стирка...

Нам хватает

Легкая инвалидность Наташи вовсе не заметна. Она хороша собой: милое большеглазое лицо, ладная фигурка. Высшее образование, неплохая работа. Прекрасно шьет, вяжет, плетет макраме, все умеет по дому, включая и мужскую работу - собирает мебель, приколачивает полочки. Обожает водить машину, особенно после того, как развалюшку-"жигуль" сменила на новую иномарку, которую называет уменьшительным именем "хондик". Да, еще она - модератор на форуме приемных родителей, тоже много времени уходит, но в основном поздним вечером, когда дети уже спят.

Как она умудряется без жалоб и нытья держать свое хозяйство, для меня загадка. Пока она в отпуске по уходу за дочкой. Общий их доход - все пособия и пенсии - 25 тысяч рублей в месяц. Из них 10 тысяч ежемесячно она отдает за кредит на машину.

- Нам хватает, - улыбается она. - На питание, книжки и какие-то желания ребят. А одеждой-обувью, игрушками, даже вещами друзья сильно помогают, я почти ничего не покупаю. Только вот шить сейчас не успеваю, очень соскучилась по своей машинке, да и наряды пора обновить. Ничего, зимой нашью.

Очень помогают им бабушка и дедушка. Поначалу были резко против решения Наташи взять больного ребенка, мама рыдала, отец тяжело молчал. Растопил сердце бабушки сам Стасик. Как-то она принесла им несколько банок с домашним вареньем. Поставила тяжелую сумку в прихожей. Сели попить чаю. А Стасик - ему тогда было меньше трех - пыхтя и сопя, притащил на кухню тяжеленную сумку. Помог бабушке. Та расплакалась, взяла ребенка на руки. И все - теперь они лучшие друзья.

Каждому по вере его

Наташа не скрывает, что жизнь ее не была благостной. Все было: подростковые конфликты с родителями, тяжелые отношения в школе, где она на обиды и дразнилки отвечала боем. Курила, пробовала пить. Были и затяжная депрессия, и метания в поиске смысла.

Может, спасла вера? Она пришла в одну из тех христианских церквей, которые ортодоксы считают ересью. Там не признают икон и храмов, таинств и священнослужителей. Просто читают Библию и стараются каждый день жить по ней. Помогают друг другу и слабым. Делятся, кто чем может.

- Бог - он в каждом, - убежденно говорит Наташа. - Он нам дал законы, нарушать которые - грех. Поэтому просто родить детей для себя, вне брака, я не могла. А взять на воспитание - совсем другое дело.

Мама она разумная, читает много педагогических книжек, не балует, но и не дрессирует. Вот Верочка хватает одно большое яблоко, другое, пытаясь откусить. Не получается. Наташа мягко забирает у нее тяжелое яблоко, отрезает дольку. Малышка обиженно кричит - дай целое!

- Нет, Верочка, либо эту дольку, либо ничего, - и кладет отрезанный кусочек на блюдце. - Запрещать ничего не стоит, но всегда надо дать ребенку выбор, они быстро это понимают, - объясняет мне тихонько.

Верочка, подумав ровно секунду, спокойно берет дольку. А я озадачиваюсь: как же такая простая мысль мне в голову-то не приходила, скольких пустых споров с дочкой можно было избежать.

Страшный вопрос

Я не могла не задать его, потому что он, быть может, главный. Стасику сейчас четыре. Возможно, пока он растет, наука сможет окончательно излечивать его страшную болезнь. Но если нет? Если он, любимый и выращенный тобой ребенок, обречен умереть молодым - как это пережить? Как жить с этой мыслью?

- Я много думала об этом, плакала, - Наташа отвечает так спокойно, что не поверить нельзя. - И поняла: если ему суждено будет, то пусть он умрет на руках у мамы, а не в приюте. И у него будет не безымянная могилка человека без роду и племени, а та, на которую буду приходить я. Понимаешь?

Я стараюсь понять.

Мы становимся добрее

Лет пять назад в Москве усыновили первого ребенка с ВИЧ-инфекцией. Тогда это стало сенсацией. Прежде такие дети были обречены на сиротство, если родные папа и мама (в большинстве своем тяжелые наркоманы, погибшие для жизни) бросали их в роддоме.

В последние годы молодые, вполне благополучные семьи усыновляют и их. В специализированном Доме ребенка в Москве для отказных младенцев зараженных вирусом СПИДа матерей уже забрали около 100 детей, часть из них тоже ВИЧ-инфицированные.

Непросто это - полюбить неродного ребенка. Помнить о том, что наклонности и черты характера биологических родителей в нем есть, и никуда от этого не денешься. Несколько лет назад в одной знаменитой на всю Россию приемной семье ее мать-героиня честно и жестко сказала мне, что не может любить приемышей так, как родных, потому что гены все равно возьмут свое... Вопрос повис на языке: может, потому гены и сильнее, что любви мало? Но я так и не смогла тогда выполнить редакционное задание: врать нельзя, а правду написать нельзя - вдруг дети прочитали бы?

Но вот что-то меняется в нашей жизни. Чужое сиротство ранит, как свое. Выдержит ли Наташа груз, который взяла на себя? Сумеет ли любить не просто милых малышей, а людей с непростой судьбой, которые будут взрослеть, проявлять характер, быть может, сильно огорчать? Чем мы-то, неспособные на такое самоотречение, можем помочь им?

 

Источник: Известия

Татьяна Батенёва

Обсуждение на форуме

Новые статьи в этой рубрике:

  • 20.12.2011 АСИ: Владимир Хромов: "Волонтер имеет право уйти в любой момент"
  • 06.04.2011 "Система детских домов", ДИАКОНИЯ.RU
  • 13.01.2011 "Детей без попечения родителей в Москве стало меньше за год на тысячу", РИА Новости
  • [Все статьи...]

    Написать нам

    Сделать пожертвование детям-сиротам
    АКЦИИ
    АКЦИЯ КРЫШЕЧКИ

     СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
       Подробнее...
     
     НУЖНЫ ВОЛОНТЕРЫ
       Подробнее...
     

    СИСТЕМА ПРАВОПИСАНИЯ

    Система Orphus

    © Копировать материалы с сайта можно только с письменного разрешения администрации www.otkazniki.ru

     

     

    Rambler's Top100   Проект при поддержке компании RU-CENTER