О фонде | Отчеты о деятельности | Реквизиты | Форум
Отказники - Волонтеры в помощь детям сиротам 
 МЕНЮ
 О нас
 Как помочь
 Мы помогаем
 Волонтерам
 Дистанционные курсы
 Библиотека
 Благодарности
 Друзья и коллеги
 Отчеты
 Форум

 ДЕТИ ИЩУТ РОДИТЕЛЕЙ
   - Дети
   - С чего начать
   - Психология
   - Закон


Консультации по вопросам семейного устройства

Ответы на вопросы по семейному устройству

 ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Klukva Severnai

Мне звонят очень много приемных родителей. И они задают, как правило, один и тот же вопрос: "Кого нам взять, как Вы думаете?" или "А этот ребенок будет ходить? Ему нужна семья?" И в этот момент, когда родители, затаив дыхание, ждут моего ответа, мне становится так страшно, как никогда в жизни н...

Читать полностью...


КОНТАКТЫ
Наш телефон(495) 789-15-78
Написать письмоinfo@otkazniki.ru
Наш Живой ЖурналНаш Живой Журнал
Мы в ТвиттереНаш твиттер
Страничка в FacebookСтраница в Facebook
Группа ВконтактеГруппа Вконтакте
Наш канал на YouTubeНаш канал на YouTube
Мы в InstagramМы в Instagram
Мы в Google+Мы в Google+
Мы в ОдноклассникахМы в Одноклассниках



ИТОГИ АКЦИЙ

Отчет по мероприятию в гипермаркете Глобус.


 Обзор СМИ

26.05.2008г.

Лариса Казакова всегда думала, что от собственных детей отказываются только «незрелые женщины с низкими моральными принципами и асоциальным поведением». Пока сама чуть не отказалась. Лариса ждала ребенка, когда ее мужа посадили в тюрьму за убийство. Она стала изгоем и в родном городе, и в своей семье. Родители выгнали ее из дома, друзья и соседи отвернулись. На работе посочувствовали, но сказали, что помочь ничем не могут. «Тогда я поняла, что без жилья и денег, без помощи близких ребенка просто не подниму. У меня остался один выход: отдать его», - вспоминает Лариса.

История Ларисы, как показывают исследования британской благотворительной организации EveryСhild и отечественного центра «Аистенок», оказывающего помощь женщинам в кризисных ситуациях, - не исключение, а скорее правило. Большинство российских женщин, отказывающихся от детей, вовсе не наркоманки и алкоголички. Часто это взрослые женщины (25–35 лет), оказавшиеся в сложной жизненной ситуации - конфликт с родителями или мужем, внезапная смерть отца ребенка, проблемы с жильем. Они не хотят сдавать ребенка в детский дом, но не видят других вариантов. Психологи уверены: если мамам подсказать эти варианты, а еще лучше - помочь воплотить их в жизнь, «клиентов» в домах малютки станет куда меньше.

Точной статистики мам-отказниц в России не ведется, но, по данным Минздрава, каждый год регистрируется около 12 000–13 000 отказов от новорожденных детей. Государство никак не противится этому, программ «перевоспитания» таких мамаш просто не существует, а в федеральной программе «Дети России» на 2007–2010 гг. о профилактике отказов от младенцев нет ни слова. За дело взялись энтузиасты и западные фонды, предлагающие отказницам психологическую, финансовую и юридическую помощь. Фонд EveryChild одним из первых открыл в Свердловской области «социальную гостиницу» для матерей-отказниц: мол, попробуйте, поживите с ребенком, а потом уж решайте. Похожие проекты запущены другими благотворителями также в Петербурге, Ивановской области, Брянске и Самаре.

«Лариса - типичная отказница, как бы странно это ни звучало, - говорит Елена Кандоба, руководитель программного отдела EveryChild. - Нормальный человек с высшим образованием, традиционной системой ценностей, который оказался жертвой обстоятельств». Елена уверена: таким «жертвам обстоятельств» можно помочь. Марина Королева, социальный психолог из Москвы, ссылается на статистику организаций, занимающихся правами детей: среди «матерей-кукушек» только 25–35% женщин из неблагополучных семей. «Алкоголички и наркоманки, как правило, детей оставляют себе, - объясняет Королева. - Во-первых, им нужны пособия на детей - конечно, не для детей. А во-вторых, они просто не в состоянии принимать какие-то решения!»

Королева уверена: «асоциальные элементы» живут «по накатанной» - как получилось, так и получилось; они обычно не задумываются о собственной жизни, не рефлексируют и именно поэтому не боятся трудностей и невзгод. Пугаются ответственности и сложностей, по словам Королевой, молоденькие девочки-«залетчицы» и «трезвомыслящие» взрослые женщины. На 16–18-летних приходится еще около 15–25% отказов от детей, остальные 40% - вполне вменяемые роженицы, у которых уже во время беременности изменились жизненные обстоятельства и которые осознанно решают оставить ребенка в детском доме, дабы избежать миллиона проблем и не влачить вместе с ребенком нищенское существование.

«Чтобы мама могла заботиться о новорожденном ребенке, кто-то должен заботиться о ней, - уверена Елена Кандоба из EveryChild. - Беременность и рождение ребенка - это огромный стресс, который усугубляется, если у женщины и так в жизни всё “не слава богу”». За последний год EveryChild предотвратил почти 200 отказов от детей в Свердловской области: кого-то из мам обеспечили жильем, кому-то помогли финансами, кому-то хватило просто консультаций психологов.

EveryChild готов заниматься потенциальной «кукушкой» в течение целого года. Впрочем, большинству «пациентов» хватает пары месяцев для того, чтобы встать на ноги и начать самостоятельную жизнь - или хотя бы окрепнуть духом. Как показывает опыт, причиной отказа от ребенка может быть послеродовая депрессия, которая встречается у 15% рожениц, и женщине просто нужно немного времени, чтобы прийти в себя. Либеральное (в этом вопросе) российское законодательство позволяет отказаться от ребенка в любой момент. Но через пару месяцев совместного проживания отдать дитя в дом малютки уже сложнее.

Нуждающихся в жилье отказниц с детьми EveryChild селит в обычные квартиры, взятые в аренду. К Ларисе Казаковой в город Ревда недалеко от Екатеринбурга мы приезжаем без предупреждения. «Это такое правило: социальный работник может нагрянуть в любой момент, без звонка», - говорит Наталья Хейфец, координатор проектов EveryChild. Правил для проживающих в «приюте» вообще много: после 11 вечера на улицу не выходить, гостей не приводить, от ребенка надолго не отлучаться. Но мамы не жалуются - они рады, что у них есть хотя бы временная крыша над головой.

Звоним в дверь, нам открывает Лариса - румяная упитанная молодая женщина, на руках у него не менее румяная девочка. «Никогда не думала, что окажусь в такой ситуации, - говорит она. - Всё у меня нормально было: хорошая профессия, я - юрист, любимый муж, родители. Но жизнь изменилась в один момент. А еще и беременна. Куда идти, что делать - я не знала». О «социальной гостинице» Лариса узнала от подруги. «Сначала мне было неловко как-то: родные отказались, а чужие помогают, но потом я освоилась, - продолжает она. - К нам психологи приходят, социальные работники, деньги от организации получаем - 4000 рублей в месяц. Но главное, я поняла, что не одна, что кому-то нужна и поверила в себя».

Ларисин «приют» - квартира семьи среднего достатка: две комнаты, одна из которых проходная, маленькая кухня. В квартире тепло и очень чисто. Вся необходимая бытовая техника, на полу ковер. На столе компьютер. «Это я сама купила, не хватает только интернета. Был бы интернет, я бы уже давно себе мужа нашла», - говорит соседка Ларисы, одинокая мама Анна К. Анну социальные работники считают «перспективной клиенткой». Она как раз из тех мам, которым нужно «немного помочь, потом они справятся со всем сами».

Анна приехала в Екатеринбург из Иркутской области. Быстро нашла работу, новых друзей. «А потом так получилось… ну знаешь, наверное, как бывает, - подмигивает она мне. - Но он не мужик оказался, не нужен мне такой». Анна и не думала обращаться к кому бы то ни было за помощью, но ее телефон сообщил в EveryChild врач, у которого она наблюдалась во время беременности.

«Когда она пришла к нам, была растерянна. Мы вместе стали думать, как ей помочь, - рассказывает Наталья Хейфец. - В результате поместили ее на полгода в наш приют вместе с сыном, с помощью психолога убедили маму Анны переехать в Екатеринбург, чтобы помогать воспитывать малыша, сейчас Аня оформляет документы, чтобы вступить в ипотеку на льготных условиях».

Анна К. считает себя сильной женщиной: «Ты знаешь, я сибирского закала, горы могу свернуть. Но в нашей стране баба одна поднять на ноги ребенка не сможет. Необходима помощь близких, мужа. Если их нет - даже и не знаешь, на кого надеяться». Пособие по уходу за младенцем, которое выплачивает государство, едва превышает 1500 руб. До 2007 г. неработающим женщинам с грудным ребенком государство не помогало вовсе.

Не все, впрочем, считают бедность достаточным основанием для отказа от дитя. Марина, уже шестой год работающая воспитателем в Специализированном доме ребенка №4 в Свердловской области, когда речь заходит об отказницах, теряет самообладание. «Я вам вот что скажу: эти женщины, которые от малышей своих отказываются, пропащие совсем, совести у них нет, - ярится Марина. - Им помогай, не помогай - всё одно. Денег нет?! Чушь это! У меня тоже денег немного, но от своих дочек я ни при каких условиях не откажусь». Остальные воспитательницы и медсестры согласно кивают.

Если женщина решила отказаться от ребенка, отговаривать ее никто не будет - ни в женской консультации, ни в роддоме. «Ее не будут спрашивать о причинах, просто предложат написать отказ. Такую женщину считают неполноценной, просто неспособной стать матерью», - говорит Елена Кандоба. В идеале сотрудники социальных служб должны работать в тесной связке с врачами в роддомах и женских консультациях. Но на практике немногие родильные дома идут на контакт с социальными службами. «В нашей стране есть четкий стереотип: если женщина только заикается о том, что она хочет отказаться от ребенка, на ней ставят клеймо, - говорит Наталья Хейфец. - Ее не расспрашивают о причинах отказа, забирают ребенка - и всё. Наша организация проводила опрос медперсонала в родильных домах. Спрашивали, как они относятся к женщинам, отказавшимся от детей; подавляющее большинство резко их осуждают». По словам самих рожениц, медперсонал роддома, узнав, что они собираются писать отказ, становится грубым, нередко ими вообще перестают заниматься. О том, что акцент в решении проблем сирот нужно делать на профилактику, заговорили только в этом году.

«И Медведев что-то такое заявлял, и министр образования. Мне кажется, что лед тронулся - давно пора, - говорит Елена Альшанская, руководитель проекта “Волонтеры - детям-сиротам”, создатель сайта otkazniki.ru. - В Европе практически нет детских домов и домов ребенка. Почему? Потому что они уже давно занимаются профилактикой сиротства и поддерживают семьи в кризисных ситуациях». В российских кризисных центрах для женщин, по словам Галины Красницкой, координатора проекта «Приемная семья», должности специалистов по работе с женщинами в неблагоприятных жизненных ситуациях были введены только в этом году.

 

Источник: Русский Newsweek

Дарина Шевченко

 

Новые статьи в этой рубрике:

  • 20.12.2011 АСИ: Владимир Хромов: "Волонтер имеет право уйти в любой момент"
  • 06.04.2011 "Система детских домов", ДИАКОНИЯ.RU
  • 13.01.2011 "Детей без попечения родителей в Москве стало меньше за год на тысячу", РИА Новости
  • [Все статьи...]

    Написать нам

    Сделать пожертвование детям-сиротам
    АКЦИИ
    АКЦИЯ КРЫШЕЧКИ

     СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
       Подробнее...
     
     НУЖНЫ ВОЛОНТЕРЫ
       Подробнее...
     

    СИСТЕМА ПРАВОПИСАНИЯ

    Система Orphus

    © Копировать материалы с сайта можно только с письменного разрешения администрации www.otkazniki.ru

     

     

    Rambler's Top100   Проект при поддержке компании RU-CENTER