О фонде | Отчеты о деятельности | Реквизиты | Форум
Отказники - Волонтеры в помощь детям сиротам 
 МЕНЮ
 О нас
 Как помочь
 Мы помогаем
 Волонтерам
 Дистанционные курсы
 Библиотека
 Благодарности
 Друзья и коллеги
 Отчеты
 Форум

 ДЕТИ ИЩУТ РОДИТЕЛЕЙ
   - Дети
   - С чего начать
   - Психология
   - Закон


Консультации по вопросам семейного устройства

Ответы на вопросы по семейному устройству

 ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Klukva Severnai

Мне звонят очень много приемных родителей. И они задают, как правило, один и тот же вопрос: "Кого нам взять, как Вы думаете?" или "А этот ребенок будет ходить? Ему нужна семья?" И в этот момент, когда родители, затаив дыхание, ждут моего ответа, мне становится так страшно, как никогда в жизни н...

Читать полностью...


КОНТАКТЫ
Наш телефон(495) 789-15-78
Написать письмоinfo@otkazniki.ru
Наш Живой ЖурналНаш Живой Журнал
Мы в ТвиттереНаш твиттер
Страничка в FacebookСтраница в Facebook
Группа ВконтактеГруппа Вконтакте
Наш канал на YouTubeНаш канал на YouTube
Мы в InstagramМы в Instagram
Мы в Google+Мы в Google+
Мы в ОдноклассникахМы в Одноклассниках



ИТОГИ АКЦИЙ

Отчет по мероприятию в гипермаркете Глобус.


 Обзор СМИ

19.02.2013г.

Президент фонда помощи детям-отказникам Елена Альшанская рассказала о показаниях и противопоказаниях к волонтерству

34-летняя Елена АЛЬШАНСКАЯ – президент российского благотворительного фонда (БД) «Волонтеры в помощь детям-сиротам» – помогала людям еще до своей жизни здесь. В Латвии, откуда уехала в Россию в 2001 году, она принимала самое активное участие в экологических программах, в организации помощи детям улиц. И, возможно, поэтому увиденное в одной из московских детских больниц – в палату, где содержались груднички-отказники, даже из персонала редко кто заходил, с малышами никто никогда не гулял, и ощущение, что про этих деток все напрочь забыли, было настолько устойчивым, – подтолкнуло Елену, тогда саму молодую маму, к поиску единомышленников. «Отказной – не значит брошенный» – это утверждение стало своеобразным девизом стихийно возникшей общественной организации шесть лет назад, впрочем, официально закрепившей свой юридический статус благотворительного фонда. Трудно ли быть волонтером и по какому принципу происходит подбор кандидатов для оказания самой разнообразной помощи детям-сиротам, нужна ли добровольцу «регистрационная книжка» – для ответов на вопросы ответственного редактора «НГ-политики» Розы ЦВЕТКОВОЙ у Елены Альшанской нашлось время только ближе к полуночи – все остальное она без остатка и устали отдает детям. 

 

– Елена Леонидовна, у вас на сайте (www.otkazniki.ru – «НГ-политика») на видном месте вывешено предостережение к потенциальным добровольцам: «Не обращайтесь к волонтерству на эмоциях». Но разве в основе желания помогать другим, более слабым или обездоленным, не заложены чувства сострадания, милосердия, добра, в конце концов? 

– Безусловно, это так. И все же сначала нужно дать время первой волне таких эмоций пройти, немножко остыть и потом уже начинать что-то делать. Потому что когда человек находится в состоянии полного эмоционального подъема, он уверен, что способен в одиночку изменить, спасти мир здесь и прямо сейчас. Но, как правило, этот порыв сострадания так же быстро и заканчивается, это все равно что попытаться в одиночку взобраться на Эверест – даже если это и осуществить на сильной эмоции, то потом придется очень серьезно думать о том, как оттуда спуститься. 

Безусловно, что в добровольческом движении могут быть и есть разовые спасательные акции, но если говорить о волонтерстве в нашей организации, то оно связано с регулярным оказанием помощи. Когда человек берет на себя ответственность помогать, делать какую-то работу не один раз, когда он под эмоциональным впечатлением, но еще и завтра, послезавтра, через месяц и дальше. Это должно быть, повторюсь, осознанное решение, и мы ждем от потенциальных помощников некоего постоянства, мы хотим, чтобы они были рядом не один день и не под влиянием пусть и самых благородных, но впечатлений. Это очень важно, потому что нередко, к сожалению, человек оказывается заложником самим же данных обещаний. Поддавшись порыву и пообещав приходить, помогать, он только потом осознает, что не в силах выполнять поручения – мешает плотный рабочий график, личные дела. Да и не настолько сильно он хочет на этот самый Эверест добрых дел, как ему казалось совсем недавно. Это очень неудобная ситуация для организации, где требуются волонтеры. Самое общее место здесь: волонтер обдуманно подходит к тому, что он становится волонтером. Хотя эмоции и желание делать добро, несомненно, тоже важны и нужны. Без этого никак. 

 

– Кодекс волонтерства – из каких еще заповедей, помимо постоянства, он должен состоять? Как можно понять, будет ли пришедший к вам кандидат в добровольцы добросовестным и более-менее постоянным помощником? 

– Эти, как вы выразились, заповеди у нас есть, мы их высылаем всем волонтерам, которые заполняют у нас анкету. Это свод неких правил этического свойства. Волонтерство – действительно некий труд, добровольный, безвозмездный, во имя чужого, а не своего личного блага. У нас очень четко разделяются волонтеры на тех, кто непосредственно работает с нашими подопечными, а все они – дети, и тех, кто с ними напрямую не соприкасаются, а выполняют другую работу. 

Те же, кому потом работать с людьми, в обязательном порядке проходят собеседование. Не тестирование, в результаты которого я не очень-то верю, а именно собеседование у психологов и определенное обучение. Не все же приходят абсолютно подготовленными к общению с детьми, тем более с нашими подопечными – отказными. А еще есть волонтеры, выполняющие работу, не связанную непосредственно с живыми контактами. Например, они разбирают склады вещей, присланных в адрес фонда, или же участвуют в благотворительных акциях. Здесь психологическое собеседование не нужно, есть инструктаж и работа в команде. А иногда есть необходимость в том, чтобы что-то откуда-то привезти, или же речь вообще идет о работе на удаленном доступе. То есть когда человек получает на электронную почту анкету, которую нужно заполнить, и описание того, чем занимается наш фонд, он может сам понять, потянет ли он и что именно. 

 

– Кого в вашем фонде можно отнести к костяку волонтерской помощи, сколько таких у вас добровольцев? 

– Несмотря на все наши предупреждения о необходимости осознанного решения и регулярной работы, люди есть люди: не все вначале реально оценивают свои силы, а у кого-то меняется жизненная ситуация, поэтому одни волонтеры уходят, другие приходят. Но костяк регулярной работы – где-то 700 человек, которые не разово, а именно постоянно участвуют в нашей работе в течение года. Плюс человек 300–400 делают это от раза к разу, хотя и нерегулярно, но периодически помогают. Тех же, кто готов на разовую помощь, мы их даже не считаем, их довольно много, но пока кто-то из них не готов прийти сюда во второй раз, мы не можем на них рассчитывать. А значит, и причислить их к волонтерам. 

 

– Как много людей отсеиваются на первичном этапе – сами, добровольно, или когда, допустим, кандидат хочет помогать детям, а вы видите, что он совсем не подходит для этой работы? 

– Конечно, сначала всегда присутствует драйв – люди приходят, хотят что-то делать полезное и абсолютно убеждены в том, что смогут этим заниматься. И такого не бывает, чтобы мы сразу им говорили: нет, вы будете заниматься тем-то и тем-то. Мы рассказываем о своей деятельности, а человек сам выбирает занятие себе по душе. Если он хочет к детям, то сначала, как я уже говорила, попадает на разговор с психологом. И на этом этапе может оказаться так, что, осознав степень вовлеченности в это далеко не простое дело, где присутствуют колоссальная эмоциональная нагрузка и физическая регулярная работа, претендент сам понимает, что к этому он не готов – пока или вообще. Редкий случай, когда психолог считает, что некий человек не рекомендован к работе с детьми. По причине того, что он, к примеру, не устойчив к стрессам, и для него самого последствия такой работы будут очень тяжелыми, вплоть до неврозов. Да и детям ни к чему видеть человека, у которого будут постоянно глаза на мокром месте. Это ведь, поверьте, крайне трудная волонтерская миссия – работать с нашими маленькими подопечными. 

 

 Елена Альшанская убеждена: добровольчество – безусловно, движение общественное, а не государственное. 

 

Здесь важно понимать, что волонтеры – это лишь часть структуры, и поэтому их часть работы – это тоже только кусочек помощи нашим деткам. И что мы реально можем что-то сдвинуть далеко не сразу, через год, а может, и много позже. Но ощущение, что ты не один и что от нас всех вместе зависит пусть и не сразу завтрашнее, но все же будущее этого малыша, переполняет человека совершенно другими чувствами и ощущениями. Не теми, которые он испытывает в своей каждодневной работе, допустим, бухгалтера в офисе. И это однозначно компенсирует тяжести этого труда. 

 

– Как вы относитесь к предстоящему внесению в Госдуму законопроекта Совета Федерации об определении статуса волонтеров? Чем он может быть полезен и чего в нем не должно быть категорически? 

– Ну, во-первых, я бы не стала называть это мероприятие предстоящим. Это скорее личная инициатива конкретных сенаторов Совета Федерации, а не то, в чем есть нужда общества. Кому-то зачем-то очень нужно выдвигать свои персональные проекты, которые, я очень надеюсь, не увенчаются успехом – в том формате, в котором они сейчас представлены. Потому что ключевая позиция этого законопроекта, который определяет добровольчество как работу, организованную государством ради решения государственных проблем в совершенно четких законодательных формах, заключается в ограничении добровольчества в каких-то видах. То есть это можно считать добровольчеством, а например, добровольная помощь в пользу политических партий, организаций и ассоциаций, не может существовать. Но если хотя бы немножко задуматься, то почему человек бесплатно не может помогать в период избирательной кампании партии, которой он доверяет? Почему это вдруг может быть запрещено ему законом? Конечно, добровольцы могут ставить себе разные цели, но попытка каким-то образом это ограничить и сформулировать, что именно государство является заказчиком добровольческой деятельности, и при этом ровно такой, какой оно себе ее видит, а все остальное уже не добровольчество, – это совершенно безумная идея. Абсурд, не имеющий никакого отношения к тому, что на самом деле является добровольчеством. Добровольчество, безусловно, движение общественное, а не государственное. 

Нельзя разделить добровольцев на официально государственных, с книжечками, реестрами, управляемыми государством ради своих целей и на новую несистемную добровольческую оппозицию. У нас и так уже достаточно разделений, я думаю, нужно работать на консолидацию общества. На то, чтобы люди смогли ощущать как можно больше своей личной ответственности за происходящее, а не сужать это поле до максимальных пределов. 

 

Помощь детям – одно из приоритетных направлений волонтерской деятельности 

 

Волонтерских организаций в России сегодня довольно много. Однако по отношению к числу граждан количество волонтеров сравнительно невелико: по некоторым данным, только двое из ста человек готовы оказывать помощь на безвозмездных началах. Формы волонтерства могут быть разнообразными: социальная (работа с инвалидами, уход за больными, помощь старикам и детям), экологическая (уборка территорий, расчистка лесов, работа с животными), организация по поискам пропавших людей или захоронений, культурная (образовательная). 

Большинство российских волонтеров, согласно статистике, заняты оказанием помощи детям. Например, в 2008 году начала действовать некоммерческая организация помощи детям «Больничные клоуны» (руководитель – Константин Седов). Это переодетые в веселые клоунские наряды добровольцы, выступающие перед больными детьми. Сегодня коллектив составляет 50 человек, работающих в разных городах. Также широко известен благотворительный фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» (сайт.otkazniki.ru), который вырос из общественного движения, возникшего в конце 2004 года как реакция на неблагополучную ситуацию с отказными детьми, оказавшимися в больничных палатах безо всякой помощи. Сегодня более 700 постоянных добровольцев и 1500 помощников ежедневно оказывают фонду всестороннюю помощь. 

Волонтеры занимаются также поиском пропавших детей. Например, в сентябре 2010 года в городе Орехово-Зуеве пропала пятилетняя Лиза Фомкина. Когда появилось объявление о пропаже девочки в Интернете, около 500 добровольцев принялись ее искать по всему городу. На 10-й день погибшую от переохлаждения девочку нашли, тогда же ее именем был назван поисково-спасательный отряд Lisa Alert – некоммерческое объединение профессиональных волонтеров-поисковиков и добровольцев. А к началу 2011 года в России была создана уже ассоциация волонтерских организаций «Поиск пропавших детей». Все началось с открытия интернет-форума http://poiskdetei.ru. в мае 2009 года Дмитрием Второвым и Гаянэ Степанян. Количество участников тогда составило около 10 человек. К декабрю 2010 года численность людей, заявивших о намерении участвовать в поисках пропавших детей, выросла до 800 волонтеров с разных городов России и ближнего зарубежья. 

Массовый всплеск волонтерского движения проявился летом 2010 года, которое было аномально жарким, из-за чего вспыхнули торфяные пожары в 20 регионах страны. Указом тогдашнего президента Дмитрия Медведева в семи российских регионах был даже введен режим чрезвычайной ситуации. На ликвидацию пожаров не хватало ни техники, ни самих профессиональных пожарных. Тысячи добровольцев по всей стране предлагали свою помощь в тушении лесных пожаров. Как вспоминает один из волонтеров, участвовавший в тушении пожара в деревне Федорово под Орехово-Зуевым: «Даже лопаты пришлось везти из дома. Респираторы, форму и еду тоже привезли с собой». По разным оценкам, при тушении лесных пожаров количество задействованных профессионалов и волонтеров было примерно равным. Например, в Мордовии в борьбе с огнем принимали участие 5589 человек, из которых 2608 были добровольцами. 

И уж конечно, масштабно отметились волонтеры в трагический для Крымска июль-2012. В пострадавший в результате катастрофического наводнения город незамедлительно и зачастую за свой собственный счет отправились тысячи добровольных помощников из более чем 31 региона России... По разным данным, в город приехали около 3 тыс. волонтеров, а в фонды помощи пострадавшим поступило около 1,5 млрд. руб. в качестве пожертвований. 

В 2011 году было создано движение «Волонтеры на колесах» в виде группы в Facebook, участники которой оказывают бесплатную транспортную помощь людям, находящимся в сложной жизненной ситуации. Например, если нужна помощь в перевозке тяжелобольных или пожилых людей. 

Кроме того, в России начали действовать волонтерские объединения в помощь приютам для животных. В 2012 году в социальной сети ВКонтакте была создана группа «Посильная помощь приютам для животных г. Москвы», участники ухаживают за животными в приюте, а также ищут питомцам новых хозяев. Группа на данный момент насчитывает более 1200 человек. 

Развивается в стране и экологическое волонтерство. Например, в 2004 году в Санкт-Петербурге из небольшой группы активистов, озабоченных проблемой свалок мусора на природе, возникло общественное движение «Мусора.Больше.Нет». Его основателем является Денис Старк. В 2010 году была зарегистрирована одноименная организация. На начало 2013 года движение имеет сторонников примерно в 100 городах России и СНГ. 

Слабо, но уже присутствует в культурной российской жизни и такой вид волонтерства, как оказание помощи библиотекам, музеям и т.д. Так, например Служба волонтеров Государственного Эрмитажа, объединяющая в основном студентов различных вузов, помогает сотрудникам музея в проведении различных мероприятий и экскурсий, особенно в период белых ночей – в разгар туристического сезона в Санкт-Петербурге.

Одни утверждают, что волонтерское движение в России слабое и неразвитое. Другие ссылаются на данные мировых рейтингов, согласно которым Россия обеспечила себе восьмое место по количеству волонтеров. Одно бесспорно – людей, желающих помогать другим, становится все больше и больше, и, возможно, в эти минуты их число увеличилось еще на добрую сотню. И необязательно в связи с каким-нибудь ЧП в одном из регионов страны. 

 

 

 

Источник: "Новая газета" (www.ng.ru)

Дарья Гармоненко

 

Новые статьи в этой рубрике:

  • 02.06.2014 «Люди, принимающие решения, не понимают, как живет наше общество» (Газета.ru)
  • 19.05.2014 "Весь этот законопроект — пример большого компромисса" (www.kommersant.ru)
  • 13.05.2014 Госзаказ на сиротские семьи (Газета.ru)
  • [Все статьи...]

    Написать нам

    Сделать пожертвование детям-сиротам
    АКЦИИ

    АКЦИЯ КРЫШЕЧКИ

     СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
       Подробнее...
     
     НУЖНЫ ВОЛОНТЕРЫ
       Подробнее...
     

    СИСТЕМА ПРАВОПИСАНИЯ

    Система Orphus

    © Копировать материалы с сайта можно только с письменного разрешения администрации www.otkazniki.ru

     

     

    Rambler's Top100   Проект при поддержке компании RU-CENTER