О фонде | Отчеты о деятельности | Реквизиты | Форум
Отказники - Волонтеры в помощь детям сиротам 
 МЕНЮ
 О нас
 Как помочь
 Мы помогаем
 Волонтерам
 Дистанционные курсы
 Библиотека
 Благодарности
 Друзья и коллеги
 Отчеты
 Форум

 ДЕТИ ИЩУТ РОДИТЕЛЕЙ
   - Дети
   - С чего начать
   - Психология
   - Закон


Консультации по вопросам семейного устройства

Ответы на вопросы по семейному устройству

 ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Klukva Severnai

Мне звонят очень много приемных родителей. И они задают, как правило, один и тот же вопрос: "Кого нам взять, как Вы думаете?" или "А этот ребенок будет ходить? Ему нужна семья?" И в этот момент, когда родители, затаив дыхание, ждут моего ответа, мне становится так страшно, как никогда в жизни н...

Читать полностью...


КОНТАКТЫ
Наш телефон(495) 789-15-78
Написать письмоinfo@otkazniki.ru
Наш Живой ЖурналНаш Живой Журнал
Мы в ТвиттереНаш твиттер
Страничка в FacebookСтраница в Facebook
Группа ВконтактеГруппа Вконтакте
Наш канал на YouTubeНаш канал на YouTube
Мы в InstagramМы в Instagram
Мы в Google+Мы в Google+
Мы в ОдноклассникахМы в Одноклассниках



ИТОГИ АКЦИЙ

Отчет по мероприятию в гипермаркете Глобус.


 Обзор СМИ

15.03.2011г.

 

Усыновление. 

В гостях у Николая Яременко Евгения Алешина, волонтер благотворительной организации «Отказники.ру» 

Николай Яременко – В прошлой нашей программе мы говорили о формах устройства в семью, об усыновлении, хотя это не единственная форма, которую предусматривает наше действующее законодательство. Насколько я знаю, ваш фонд «Отказники» оказывает консультации по формам семейного устройства. 

Евгения Алешина – Да.

Николай Яременко – Ситуация непростая, потому что человеку к этому надо быть психологически подготовленным. Есть много нюансов, когда в семье есть родной ребенок. Говорят, что не будем делить детей на родного и усыновленного. Тем не менее, есть всякие нюансы при усыновлении ребенка в случае, когда есть еще и родной ребенок.

Евгения Алешина – Это всегда стресс.

Николай Яременко – Даже если сам факт усыновления остается в тайне, где-то на подсознательном уровне это стресс. Для единственного ребенка появление братика или сестрички всегда стресс.

Евгения Алешина – Совершенно верно, и это не зависит от того, появился родной или приемный ребенок.

Николай Яременко – Так меняется устоявшаяся система координат. Сегодня мы поговорим не только об этом. Начнем с вопроса консультации по вопросам семейного устройства. Как проходят эти консультации, кто обращается, с какой целью?

Евгения Алешина – Мы поняли, что каждой приемной семье необходима помощь психологов и часто юристов. Есть семьи, которые готовы усыновить ребенка, но не знают, с чего начать. У нас открыта горячая линия, все звонки совершенно бесплатные. Можно позвонить и проконсультироваться со специалистом-психологом, в том числе, детским, а также с юристом.

Николай Яременко – Я телефон позже назову.

Евгения Алешина – Кроме того, у нас есть еженедельные консультации с тем же юристом, психологом, детским психологом. Необходимо предварительно записаться для того, чтобы получить консультацию очень профессиональных специалистов. На мой взгляд, Людмила Петрановская и Мария Капилина – это просто лучшие профессионалы у нас в стране. Я об этом ответственно заявляю, потому что каждое слово, которое они произносят, соответствует действительности. Они говорят это со знанием дела.

Николай Яременко – Это психологи?

Евгения Алешина – Это просто психолог и детский психолог. Это женщины, которые давно работают. Они пишут книги, выступают. Когда необходима действительно профессиональная консультация, обращаются к ним. Проблемы есть. Ребенок появился в семье, всегда должен быть период адаптации. У родителей есть иллюзия, что достаточно одной любви, если мы будем любить ребенка, который появился в семье, этого достаточно. Но зачастую это не так. У родителей есть иллюзия, что они все сделают сами. Зачастую надо учиться, набираться какого-то опыта. На последнем семинаре с участием Марии Капилиной, на котором я была, была очень показательная история, о которой я хочу вам рассказать. Перед началом семинара Мария Капилина просила всех присутствующих представиться и рассказать, что бы они хотели получить от этого семинара. Одна женщина представилась и сказала, что она приемная мать. Ее сыну 4,5 года. У нее нет никаких проблем, у нее все прекрасно, ребенок очень плавно и нежно пришел в семью, у них очень хорошие отношения со всеми членами семьи. У ребенка погибли оба родителя, ему тогда было больше 3 лет, он уже был в сознательном возрасте,  многое понимал. Она говорит, что до сих пор помнит стеклянные глаза мальчика, который ей рассказывал, что его папа и мама погибли, что у него больше нет родителей. Это ему сообщили в больнице. Она говорит, что боится проблем, которые могут возникнуть в будущем, потому что развитие ребенка идет по спирали. Когда-то все равно придется вернуться к этому вопросу. Для того чтобы избежать проблем в будущем, она пришла на семинар, который посвящен как раз утратам.

Николай Яременко – Это ответственный поступок ответственного родителя.

Евгения Алешина – Да.

Николай Яременко – Большая часть считает, что если они своих воспитали, то и с приемным справятся, особенно если воспитывают не первого ребенка, считают, что многих ошибок не совершат.

Евгения Алешина – Совершенно верно.

Николай Яременко – Многие родители пытаются в своих детях вырастить то, что не получилось из них самих.

Евгения Алешина – Это тоже часто случается.

Николай Яременко – Родители думают, что если уж с родным не получилось, то из усыновленного сделаю ангела.

Евгения Алешина – Я буду часто отсылать к опыту Марии Капилиной, поскольку я лично с ней хорошо знакома и часто бываю у нее на семинарах. Она нам на занятиях представила очень емкий образ. Представьте себе идеального ребенка, которого бы вы хотели иметь: цвет его волос, глаз, как он учится, ваши взаимоотношения. Представьте все это, полюбуйтесь и осознайте, что такого не будет никогда, потому что ребенок ваш только на одну треть. Еще на одну треть он божий, на треть он свой собственный. Вы как горшок для цветка для этого ребенка. Вы его защищаете, кормите, любите. Вы его должны научить общаться с людьми и отправить в будущую жизнь. Часто приемные родители ищут схожесть с собой в ребенке, это всегда ошибочно, это залог провала, потому что не вы его родитель, не вы его родили. Вы ему помогаете смягчить все то, что у него есть плохое, научить его любить, общаться с людьми.

Николай Яременко – Я обещал назвать телефон волонтеров и специалистов горячей линии 8-800-700-88-05. Можно звонить с 10 до 20 часов по московскому времени, когда работает эта горячая линия.

Евгения Алешина – Все телефоны есть на главной странице нашего сайта www.otkazniki.ru. Они выделены отдельным баннером. Можно зайти на сайт, посмотреть, позвонить. Подчеркну, что все звонки и консультации психологов совершенно бесплатные.

Николай Яременко – Хорошо, когда приходят ответственные родители, о которых вы только что рассказали. Вроде бы, все идеально, но человек на всякий случай переживает, как ситуация с ребенком будет развиваться дальше. Хуже, когда родители либо консультировались, либо не консультировались с психологами, но, как им кажется,  усыновленный ребенок будет мешать благополучию в семье. Не знаю, как это происходит, но статистика говорит о том, что есть большое количество вторичных отказников.

Евгения Алешина – Это возвраты.

Николай Яременко – То есть ребенка усыновили, а потом обратно вернули в детское учреждение. Наверное, это самая страшная вещь, которую можно представить в жизни этого ребенка.

Евгения Алешина – Это тяжелый стресс и для семьи, которая отказывается, потому что все это проходит через боль, тяжелое решение отказаться от ребенка, и, тем более, для ребенка. Я бы не стала огульно обвинять родителей, которые отказываются от детей, потому что ситуации бывают разные. Часто родители просто бывают психологически не готовы принять ребенка таким, какой он есть. Это самое главное условие. Я слышала про статистику. Не могу сказать, что она официальная. Я ее слышала из уст Александра Гезалова. Это бывший детдомовец, сейчас он видный общественный деятель, помогает детдомовцам, людям, попавшим в сложную жизненную ситуацию. Он говорил, что за 2 года в детский дом возвращено более 30 тысяч детей в нашей стране. Психологи говорят, что в 9 таких случаях из 10 это вина родителей. Где-то они были не готовы. Поэтому научиться быть родителями приемного ребенка очень важно, потому что у него другая психология. С ребенком, который не помнит себя, легче, хотя там есть свои особенности.

Николай Яременко – Там тоже свои нюансы. Он живет с первого дня без того, что есть у каждого из нас, без природной привязанности к своей биологической матери.

Евгения Алешина – Это проблема младенца, когда он в первые месяцы жизни лишается привязанности к близкому ему взрослому человеку. Потом у него нарушается отношение привязанности. Очень часто такие детки идут ко всем, всех любят, но так же быстро всех забывают. Но с этим можно работать, это исправляется. Другое дело, когда ребенок уже вырос по законам детского дома, в казенных стенах.

Николай Яременко – Тогда он себя помнит.

Евгения Алешина – У такого ребенка совершенно другая психология. Приемным родителям нужно быть готовыми к тому, что это другой тип детей, это ребенок, который уже сформировался. С этим надо считаться. На занятиях волонтеров все пришли к выводу, и психолог нам подтвердил, что если ребенка изъяли из неблагополучной семьи, он при этом помнит своих родителей, как ни парадоксально, такой ребенок легче вживается новую, приемную семью, потому что он помнит форму семейного устройства. Ребенок, который вырос в детском доме, никогда не был в семье, сложнее приживается в приемной семье.

Николай Яременко – Приходилось сталкиваться с такими объяснениями: что хорошего, если он будет помнить своих биологических родителей? Какими бы социально опустившимися они ни были, он будет сравнивать.

Евгения Алешина – На прошлой неделе прошел семинар с Марией Капилиной и Любовью Петрановской по поводу Книги жизни. Как все это проговорить? У ребенка есть прошлое, свои воспоминания. Захлопнуть эту дверь и повесить табличку, где написано, что вход воспрещен – это зачастую неправильно. Они учат, как родителям принять историю ребенка, как не бояться говорить с ребенком об этом, в каком русле с ним разговаривать, вплоть до того, что можно сделать настоящую книгу с фотографиями. Ребенок ее будет листать, а родители будут ему рассказывать истории. Просто так это не рассказать. Поэтому добро пожаловать на семинары с замечательными людьми, которые помогут. На последнем семинаре были только волонтеры. Были приемные родители: мамы, папы, но, что самое интересное, были сотрудники органов опеки и попечительства. Они говорят, что занимаются вопросами устройства детей в семьи, поэтому им надо быть в курсе психологических особенностей.

Николай Яременко – Это делает честь сотрудникам органов опеки и попечительства.

Евгения Алешина – Да. Случайно сотрудник органа опеки и попечительства и приемная мама сели рядом, так получилось. Мама стала сетовать на то, что сотрудники органов опеки и попечительства ей не милы, не ласковы, они принимали ее в штыки, не хотели ей помогать. На это сотрудник органа опеки и попечительства ей ответила: «Конечно. Мы обязаны это делать». Это важно чтобы не получилось так, что через 5 лет она приведет ребенка обратно. Очень часто тот человек, который подковыривает вас, потом сможет стать вам добрым и верным другом. На том и порешили. Было очень интересно услышать их разговор.

Николай Яременко – На эти консультации, семинары приходят те, кто уже стал приемными родителями или просто задумывается над тем, чтобы взять ребенка?

Евгения Алешина – Меня очень удивило, что были очень молодые семейные пары.

Николай Яременко – Считается, что там только те, у кого нет своих детей или свои дети выросли. Мы во власти стереотипов. Кажется, что обращаются так называемые «пожившие» люди.

Евгения Алешина – Есть родители, которые потеряли своих детей. Они хотят прийти для того, чтобы взять еще одного ребенка, уже приемного. Этот вопрос поднимался на последнем семинаре. Сотрудница органов опеки и попечительства говорит, что таким родителям рекомендуют брать ребенка другого пола для того, чтобы приемные родители не искали похожести в этом ребенке. Это не всегда срабатывает. Если люди пришли с желанием не помочь этому ребенку, а вернуть того, если они еще не пережили горе от потери своего ребенка, их надо остановить для того, чтобы они еще раз подумали о мотивах. Одно дело искать своего ребенка, которого ты уже не найдешь, другое дело помочь другому ребенку, которого ты вырастишь и примешь в свою семью.

Николай Яременко – Говорят, что сотрудники органов опеки и попечительства первый вопрос задают о том, почему родители решили принять такое решение. Человек просто знакомится, получает документы, бланки, анкеты. Мне очень многие потенциальные и состоявшиеся усыновители говорят, что всех работников органов опеки и попечительства страшно напрягает фраза о том, что человек просто хочет сделать доброе дело.

Евгения Алешина – Я скажу, почему это происходит. Здесь чистая психология. Видимо, сотрудники органов опеки и попечительства тоже это проходят. С психологической точки зрения кажется, что такой человек уйдет через какое-то время, а ребенок останется. Поэтому мотив надо искать не только в том, что я хочу совершить подвиг, тем более что на самом деле приемный ребенок – это всегда подвиг. Это как в монастырь уйти, придется лишиться многих моментов в социальной жизни, активности. Лишний раз с друзьями не пойдешь, потому что у вас есть ребенок.

Николай Яременко – Это как в классике: в 16 у меня по расписанию подвиг. Только проблема в том, что подвиг 24 часа в сутки.

Евгения Алешина – Это правда. Неверно считается, что бездетную семью скрепляет приемный ребенок. Приемный ребенок как лакмусовая бумажка. Если семья действительно прочная, люди в ней любят друг друга, готовы быть вместе, приемный ребенок скрепит ее. Но если есть проблемы, противоречия, приемный ребенок только усилит раздрай в этой семье. Перед тем, как принять такое ответственное решение, как усыновление ребенка, надо пройти какие-то психологические курсы, почитать литературу, поговорить с психологом, пройти школу приемных родителей для того, чтобы у нас не было статистики, по которой возвращается 30 тысяч приемных детей.

Николай Яременко – Это ежегодно?

Евгения Алешина – Нет, это за 2 года.

Николай Яременко – Но в любом случае эта цифра не становится меньше.

Евгения Алешина – Она потрясающая.

Николай Яременко – Мы сейчас говорили про молодые семейные пары как о потенциальных усыновителях. Хотелось бы сказать и о пожилых усыновителях. Я часто от сотрудников органов опеки и попечительства слышал истории, что когда начался Год семьи, Год ребенка и так далее, очень активно начали находить родственников детей-отказников.

Евгения Алешина – Детей устраивали к ним.

Николай Яременко – Их уговаривали, чтобы они детей брали под опеку, становились приемными родителями. Очень большой процент возврата именно среди них.

Евгения Алешина – Много возвращают пожилые, в том числе бабушки, дедушки.

Николай Яременко – Это действительно так?

Евгения Алешина – Есть такая статистика. У нас по закону только до 60 лет можно оформлять опеку.

Николай Яременко – Есть молодые бабушки.

Евгения Алешина – Приемный ребенок растет, а бабушка старится. Очень часто старенькая бабушка просто не справится с половозрелым внуком. Есть определенная проблема. Я слышала историю, когда из одной семьи в детский дом убежали 4 ребенка. Все произошло по простой причине. Дети, которые выросли в детском доме, не понимают, что кроме прав, у них есть еще и обязанности. Даже самые элементарные правила, например, постирать носки или вытереть за собой стол, у них вызвали отторжение, потому что они не были к этому готовы. Очень часто ребенка из детского дома надо научить всему.

Николай Яременко – Такие дети обычно совершенно не готовы к социальной жизни.

Евгения Алешина – Их надо научить жить в семье. У меня есть личный пример. Я как волонтер помогаю девочке, которая является сиротой и инвалидом. Про нее рассказывали, в том числе, Первый канал. Когда она приехала в Москву, она стала звездой. После передачи на Первом канале нашлись ее родственники, родная сестра ее мамы. Она в Москву приехала со слезами на глазах, плакала и говорила, что Катечку она заберет, усыновит. Кате на тот момент было 18 лет. Как оказалось, у этой тети под опекой была девочка 14 лет. Тетя сказала: «У меня двое своих взрослых детей, под опекой девочка. Неужели я не справлюсь с 18-летней Катей?» Но, как оказалось, в данной ситуации Катя не была готова прийти в семью. Она с восторгом принимала волонтеров, которые приходили к ней. Она радовалась. Мы с ней ездили в театр, в кино, просто гулять в парк. Но когда приехала женщина, представилась родственницей, тетей, Катя ее сразу же приняла в штыки. Психологи на тот момент не смогли ничего сделать, потому что у Кати была обида на то, что родственники в детстве бросили ее. Она не могла усмирить эту обиду, хотя не тетя ее бросила, а ее папа и мама. Но эта обида настолько сильно засела в девочке, что она не смогла простить.

Николай Яременко – Эта обида распространилась на всех родственников.

Евгения Алешина – Она всего 3 месяца прожила у своей тети и сказала, что поедет к себе в интернат.

Николай Яременко – К сожалению, наверняка, еще много подобных историй без счастливого конца мы можем рассказать. Но для того и существуют семинары, чтобы этого было как можно меньше.

Евгения Алешина – На семинарах бывает всякое. Почему-то сегодня я зациклилась на плохих примерах.

Николай Яременко – К этому надо быть готовым.

Евгения Алешина – Есть много положительных примеров.

Николай Яременко – Но так бывает не всегда.

Евгения Алешина – Очень радостно слышать, когда люди говорят, что у них нет проблем, что у них прекрасно прошла адаптация, что все замечательно. Для родных детей появление приемного ребенка является проблемой, особенно если это дети одного возраста, потому что возникает конкуренция. Надо поделиться своими родителями, своей жизненной территорией с другим ребенком. Бывает стресс, когда родился родной братик или сестренка. Это одно дело. Но другое дело, когда появился сирота, которого, так и быть, мы из милости приняли в свой дом, а он принимает моих родителей за своих собственных. Есть такие нюансы. Но для родных детей это еще и очень большой жизненный опыт, который пригодится в дальнейшей жизни. Он потом вырастет, ему надо будет выйти замуж или жениться, построить свою семью. А это учит терпению, находить общий язык.

Николай Яременко – Это все равно социальный опыт, мимо которого не пройти.

Евгения Алешина – Это очень хороший опыт.

Николай Яременко – На консультацию, которая проводится по предварительной записи, можно по телефону 8-985-999-49-45.

 




 

 

Источник: Радио "Говорит Москва"

Николай Яременко

Обсуждение на форуме

Новые статьи в этой рубрике:

  • 02.06.2014 «Люди, принимающие решения, не понимают, как живет наше общество» (Газета.ru)
  • 19.05.2014 "Весь этот законопроект — пример большого компромисса" (www.kommersant.ru)
  • 13.05.2014 Госзаказ на сиротские семьи (Газета.ru)
  • [Все статьи...]

    Написать нам

    Сделать пожертвование детям-сиротам
    АКЦИИ
    АКЦИЯ КРЫШЕЧКИ

     СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
       Подробнее...
     
     НУЖНЫ ВОЛОНТЕРЫ
       Подробнее...
     

    СИСТЕМА ПРАВОПИСАНИЯ

    Система Orphus

    © Копировать материалы с сайта можно только с письменного разрешения администрации www.otkazniki.ru

     

     

    Rambler's Top100   Проект при поддержке компании RU-CENTER