О фонде | Отчеты о деятельности | Реквизиты | Форум
Отказники - Волонтеры в помощь детям сиротам 
 МЕНЮ
 О нас
 Как помочь
 Мы помогаем
 Волонтерам
 Дистанционные курсы
 Библиотека
 Благодарности
 Друзья и коллеги
 Отчеты
 Форум

 ДЕТИ ИЩУТ РОДИТЕЛЕЙ
   - Дети
   - С чего начать
   - Психология
   - Закон


Консультации по вопросам семейного устройства

Ответы на вопросы по семейному устройству

 ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Klukva Severnai

Мне звонят очень много приемных родителей. И они задают, как правило, один и тот же вопрос: "Кого нам взять, как Вы думаете?" или "А этот ребенок будет ходить? Ему нужна семья?" И в этот момент, когда родители, затаив дыхание, ждут моего ответа, мне становится так страшно, как никогда в жизни н...

Читать полностью...


КОНТАКТЫ
Наш телефон(495) 789-15-78
Написать письмоinfo@otkazniki.ru
Наш Живой ЖурналНаш Живой Журнал
Мы в ТвиттереНаш твиттер
Страничка в FacebookСтраница в Facebook
Группа ВконтактеГруппа Вконтакте
Наш канал на YouTubeНаш канал на YouTube
Мы в InstagramМы в Instagram
Мы в Google+Мы в Google+
Мы в ОдноклассникахМы в Одноклассниках



ИТОГИ АКЦИЙ

Отчет по мероприятию в гипермаркете Глобус.


 Обзор СМИ

26.05.2009г.

Инициатива снизу помогает решить проблему отказных детей в России

История успеха проекта «Отказники.Ру» связана с тем, что участники благотворительной инициативы предложили решить одну ясную и очень важную для общества задачу, а приходящим к ним волонтерам давали конкретные инструкции, как это сделать.

Свою первую операцию на сердце Стасик перенес почти сразу после рождения. В Бакулевском центре, где малышу помогли выжить, он пролежал еще полгода. И за эти полгода к нему ни разу не пришла мама. «Иногда лучше быть сиротой», –  горько шутит моя собеседница – Наталья Вавилова, которая и рассказала мне эту такую грустную историю. Стасику относительно повезло – за его судьбой с самого рождения следили волонтеры из благотворительной организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам», в которую входит Наталья. Поэтому он попал в одну из лучших детских клиник России, поэтому ему меняли памперсы по мере надобности, он не спал на ржавых пружинах переделанной под детскую старой больничной кровати, у него были чистые простыни и соответствующее возрасту и современным нормам детское питание. И хотя маму, конечно, малышу никто не заменит, Наталья уверена, что ее отказ взять Стасика домой после выписки из Бакулевки пошел малышу только на пользу – ребенок дома бы «просто загнулся» из-за недостаточного ухода. Волонтерам удалось найти для Стасика пристанище в коммерческой палате одной из городских детских больниц. Платит за все благотворительный фонд. Мама малыша так и не навещает, хотя отказ от родительских прав тоже не пишет. «Из-за пособия, конечно, –  говорит Наталья. –  Я тут никаких открытий не сделаю».

Многим другим отказникам (именно так называют младенцев, которых родители бросают еще в роддоме) повезло гораздо меньше. Особенно если они родились в российской глубинке. Когда мама написала отказ от родительских прав, у малыша еще есть шанс попасть в относительно приемлемые условия в Дом малютки (хотя не всегда там есть места), но если родительница ушла из роддома, никому ничего не сказав, грудничку приходится проводить первые месяцы, а то и годы своей жизни… в обычной больнице, куда он попадает на первичное обследование. Для воспитания и нормального ухода за таким ребенком в больнице нет ни персонала, ни средств. Но и отдать этого малыша медицинские учреждения никуда не могут: мать-то родительских прав еще не лишена, а сама она его брать не желает. Вот и получается, растут эти бедные детки в мрачных, обветшалых, многоместных палатах, часто на голых клеенках, без нормального питания по возрасту, без игрушек и даже без прогулок. А ведь чаще всего такие дети абсолютно здоровы – и первые шаги в больнице – это злая воля судьбы, а не необходимость.
Человек действия

«Судьба» виновата в таком бесчеловечном существовании наших с вами детей или каждый из нас?»  –  возможно, именно такой вопрос задала себе четыре года назад Елена Альшанская, организовавшая некоммерческую организацию Благотворительный фонд помощи детям, оставшимся без попечения родителей, «Волонтеры в помощь детям-сиротам» или в соответствии с более известным названием сайта движения «Отказники.Ру».

    Увидев в больнице, куда она попала со своим собственным ребенком, брошенных детей – в мокрых пеленках, голодных, не ухоженных и не обласканных, она не стала тратить время на раздумья, а просто начала таким детям помогать.

Постепенно вокруг Елены образовалась небольшая – человек десять – группа единомышленников. Появился сайт – сначала просто в форме форума. Елена начала общаться с прессой, писать статьи, рассказывать о ситуации с отказниками везде, где только можно. Людей, готовых помочь, становилось все больше. Сначала это были такие же мамы, как и сама Елена, столкнувшиеся с проблемой отказных детей в детских больницах. Постепенно в движение стали приходить мужчины.

Сегодня в движении уже более ста постоянно действующих волонтеров. А еще сотни помощников, которые готовы выполнять только разовые поручения, но не готовы брать на себя постоянную ответственность за какое-то направление. За год волонтеры и их помощники успевают помочь тысячам детей. Волонтерские группы действуют теперь не только в Москве и Подмосковье, но и в Тульской, Калужской, Брянской и многих других областях и республиках России. Каждый день на сайт заходят до двух тысяч человек.

Кстати, до недавнего времени Интернет  был практически единственным местом общения участников движения. Периодически, правда, встречались в кафе или проводили семинары в специально предоставленном 1-й Градской больнице помещении, но это было нерегулярно. Сайт и форум так и называли – виртуальный офис. Однако полтора года назад появился уже офис реальный, а совсем недавно и секретарь в нем – объем входящих звонков уже превысил волонтерские возможности. Тогда же организация была зарегистрирована, у нее появился собственный фонд. Все это помогло решить массу юридических и бухгалтерских вопросов. Появился и свой аппарат: сейчас на ставке в фонде работает четыре человека: кроме упомянутого секретаря еще сама Елена Альшанская, бухгалтер и психолог. Все остальное люди делают на добровольных началах.

    Почему движение, начатое одним человеком, стало столь успешным? Как мне представляется, вопрос тут во многом связан с тем, что «Отказники» предлагали людям решить одну ясную и очень важную задачу и предлагали набор средств для ее решения.

Приходишь – приносишь памперсы. Потом участвуешь в какой-нибудь акции. Потом втягиваешься, и уже не можешь без этого жить. Важно и то, что деятельность эта привлекательна и для доноров: движение имеет прозрачную отчетность, конкретные, измеряемые результаты работы.

Большинство настоящих волонтеров, рассказывает Наталья Вавилова, –  это люди, что-то пережившие в своей жизни. Именно они, понимающие, что такое остаться без помощи в трудной ситуации, готовы ответственнее других подходить к волонтерской деятельности. «А идеалисты, которые быстро загораются, они потом быстро и перегорают», –  отмечает моя собеседница. Интересно, что волонтеры очень часто стараются не афишировать свою благотворительную деятельность. Среди них есть люди самых разных социальных слоев: студенты, преподаватели, пенсионеры, служащие, менеджеры крупных компаний. Среди тех, кто активно участвует в работе, например – сотрудник милиции и крупный руководитель из сети ресторанов «Япоша». И все же даже этим людям, готовым психологически адаптироваться к частому соприкосновению с чужими бедами, некоторые вещи, существующие в нашей стране, кажутся запредельными. «Даже мы не ходим в Дома инвалидов. Это очень тяжело, это ужасно тяжело», –  делится со мной Наталья в ходе рассказа об успешном удочерении девочки Люды, которой, если бы не «Отказники», грозил бы тот самый Дом инвалидов – место медленной смерти без надежды на выздоровление и счастье.

Подари тепло детям

Работа движения имеет две временные формы: постоянные дела и разовые акции. Если говорить непосредственно про работу с отказниками, то она строится примерно следующим образом. За каждой больницей, с которой работает движение, закрепляется один волонтер-куратор, который организует помощь брошенным детям и контролирует, чтобы эта помощь до ребенка доходила. Это и предоставление достаточного количества памперсов, и детского питания (власти на это, за редким исключением, денег не выделяют, а если и выделяют, то в недостаточном количестве), ремонт или замена окон (часто младенцы лежат в палатах с огромными щелями в рамах), обустройство, декор палат (малышу, который и так обделен вниманием, к тому же приходится постоянно смотреть на унылые серые стены), покупка обогревателей (в ряде случаев детей не моют и не переодевают из-за холода), игрушек, кроватей и т.д. Важный момент – общение с детьми и поиск и оплата постоянных нянечек и воспитателей (как из числа персонала, так и людей со стороны). Постоянный уход силами одним волонтеров не обеспечишь, поэтому оплата труда таким людям – одна из существенных статей расходов фонда.

Вторая форма – разовые акции. Они имеют разные цели – как информационные, так и конкретные – по сбору памперсов, игрушек, детской косметики и т.д. Хотя, конечно, отделить полностью один аспект от другого невозможно. Самые результативные акции проходят в крупных торговых центрах: «Ашан», «Лас-книгас», «Совенок». Волонтеры на входе раздают листовки с призывом купить в данном магазине что-нибудь для отказников, а на выходе стоят волонтеры, которые эту помощь собирают.

    Хорошо всем: и продавшим товар магазинам, и сделавшим доброе дело людям, и волонтерам, и, естественно, отказным детям. Одна из таких акций – по сбору обогревателей, кстати, называлась «Подари тепло детям».

Впрочем, на сегодня одними только отказниками дело не ограничивается, у движения появились и другие направления работы: это и помощь больным детям, и поиск приемных семей для сирот, поддержка семей, которые уже взяли детей. Для последних «Отказники» открыли специальную горячую линию – тоже исключительно силами волонтеров. По ней можно получить психологическую и юридическую консультацию практически круглосуточно.
Миллион сирот в период стабильности

Но как бы ни шли люди в движение, человеческих ресурсов все равно катастрофически не хватает, признается Наталья Вавилова. По ее словам, сегодня в России насчитывается более миллиона детей-сирот, еще пять-шесть тысяч – в зоне риска. Помочь всем одними силами волонтеров просто невозможно. Тут необходима более активная позиция государства. По словам Натальи,  проведение Года семьи и Года ребенка – это прекрасно, но совершенно недостаточно. Необходима серьезная реформа всей системы социальной опеки. «Ведь кто сегодня работает в органах попечительства – пожилые женщины, которые не являются специалистами ни в области юриспруденции, ни в области психологии. Им до проблемы детей, попавших в тяжелую ситуацию, чаще всего просто нет дела. Им все это неинтересно, скучно. И при этом эти люди облечены огромной властью, практически никем не контролируемой», – рассказывает Наталья.

    Естественно, необходимо менять ситуацию с пребыванием здоровых, нормальных детей в неприспособленных для их постоянного воспитания больницах или хотя бы обеспечить достаточное финансирование таких медицинских учреждений, чтобы денег хватало на памперсы, питание, воспитателя.

Стоит отметить, что одной из принципиальных установок «Отказников» является тесный контакт и взаимодействие с государственными органами. Это помогает не только решить проблемы конкретных детей, но и потихоньку менять систему в целом.

И тут, уверена Наталья, многое зависит от доброй воли местных властей. Вот, например, работа движения с властями Московской области дала ощутимый результат: подписан договор о том, что больницы обязаны пускать к себе волонтеров, из бюджета области выделены специальные средства на два памперса в день для детей-отказников (пусть этого и мало, но во многих регионах и того нет), во многих больницах появилась ставка воспитателя для брошенных детишек.

Однако причины столь масштабного социального сиротства в нашей стране лежат далеко за пределами компетенции волонтеров и даже местных властей, уверена Наталья. Главная проблема связана с социальным неблагополучием российского общества в целом. Особенно тяжелая ситуация складывается не в крупных городах, а в глубинке. «Почему на Западе вообще нет ни детских домов, ни тем более брошенных в больницах детей?» –  задается вопросом моя собеседница. Да просто потому, что детей там, прежде всего, забирают родственники. А что происходит с отказниками из неблагополучных семей в России? Кто их может забрать, когда все окружение этого ребенка, все родственники также являются неблагополучными. В глубинке, в российской деревне работы нет. Многие пьют. Вот и получается, что если мы заберем ребенка из семьи, нам некуда его передать, потому что родственники такие же пьющие.

    За последние десять лет, несмотря на все заверения властей в том, что Россия встает с колен и в стране царит стабильность, количество не усыновленных и не принятых на попечительство детей только растет, рассказывает моя собеседница.

И это несмотря на то, что брать детей в семьи в последнее время стали гораздо активнее. Благородные поступки наших сограждан общую тенденцию переломить не могут: количество социальных сирот растет быстрее, чем количество усыновителей.

Поэтому в движении полагают, что бороться надо не только с последствиями, то есть не только помогать социальным сиротам и усыновителям и опекунам, но и искоренять причины сиротства. Так, в последнее время в движении выделилось новое направление – работа с кризисными семьями.
Борьба с кризисом

Беременная Елена, Андрей и грудная Аленка несколько недель жили… в подъезде одного из московских домов. Ничего другого эта пара симпатичных, непьющих, но не очень социально адаптированных людей придумать не смогла. В «Отказники.Ру» о них сообщили жители подъезда. Они, конечно, помогали молодой семье едой, но принципиально это проблему бездомных супругов решить не могло. И у Елены, и у Андрея когда-то были квартиры в Москве, но в результате каких-то афер или стараниями родственников, ни у того, ни у другого жилплощади не осталось. Работу они тоже потеряли. Единственный выход, который нашли, – поселиться в подъезде.

Подобных историй, с которыми сталкивается движение, – не одна и не две. Российские семьи, даже будучи вполне добропорядочными и непьющими, к сожалению, зачастую плохо социально адаптированы. Попадая в кризисную ситуацию, они не знают, как себя вести, куда обратиться. Да и помощи от государства ждать им не приходится.

    И получается, что таким родителям, которые в других жизненных обстоятельствах вполне могли бы вырастить нормального, здорового ребенка, приходится отказываться от своих детей.

Часто это касается людей без площади, одиноких малолетних мамочек, семей, созданных воспитанниками  детдомов. Вовремя помочь таким людям, попавшим в тяжелое положение, – один из основных способов профилактики социального сиротства, считают в «Отказниках».

Руководитель управления коллективных инвестиций управляющей компании Deutsche UFG Capital Management (ОФГ ИНВЕСТ) Игорь Рябов также уверен, что, прежде всего, нужно бороться не со следствием, а с причиной социального сиротства: работать с неблагополучными семьями, заниматься профилактикой нежелательной беременности, развивать социальную ответственность за детей.

Важнейшим условием поиска партнеров для своих благотворительных программ в Deutsche UFG Capital Management считают наличие прозрачной и своевременной отчетности, а также эффективность использования направленных на эти цели средств.

    Поначалу в компании сомневались, стоит ли направлять деньги на благотворительность открыто, не будет ли это решение связано с репутационными рисками в будущем.

«Но потом мы спросили друг друга, кто из нас самостоятельно, частным образом кому-то помогает, и выяснилось, что таких людей в компании – 80%. Мы решили, что раз так, то мы можем заниматься этим и на уровне компании», –  рассказал Рябов. – Для нас это не вопрос прибыли или пиара, для нас это вопрос возможности кому-то помочь». Игорь, как чувствовалось из разговора, лично вовлечен в проблему детей-отказников. «Для меня помощь таким детям – не вопрос личных амбиций, на самом деле за каждым добрым делом стоит много философских вопросов: на благо идет это на первый взгляд доброе дело или во вред. Но раз столкнувшись с какой-нибудь проблемой, занявшись основательно, в том числе и отказниками, вы не сможете уже сказать себе все – хватит», – сказал Игорь Рябов.

«Работая в движении, мне становится легче переносить то чувство вины, которое возникло у меня при столкновении с проблемой брошенных детей, – рассказывает Наталья Вавилова. – Раньше я думала, что один человек ничего не сможет изменить. Но сегодня уверена в обратном: каждый из нас способен что-то сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему».

В движении надеются, что плоды их деятельности дадут о себе знать лет через десять и страшная, ползущая вверх кривая количества неусыновленных сирот начнет свое движение к нулю.

                                             



Источник: "Деньги и благотворительность"

Юлия Галямина

 

Новые статьи в этой рубрике:

  • 02.06.2014 «Люди, принимающие решения, не понимают, как живет наше общество» (Газета.ru)
  • 19.05.2014 "Весь этот законопроект — пример большого компромисса" (www.kommersant.ru)
  • 13.05.2014 Госзаказ на сиротские семьи (Газета.ru)
  • [Все статьи...]

    Написать нам

    Сделать пожертвование детям-сиротам
    АКЦИИ
    АКЦИЯ КРЫШЕЧКИ

     СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
       Подробнее...
     
     НУЖНЫ ВОЛОНТЕРЫ
       Подробнее...
     

    СИСТЕМА ПРАВОПИСАНИЯ

    Система Orphus

    © Копировать материалы с сайта можно только с письменного разрешения администрации www.otkazniki.ru

     

     

    Rambler's Top100   Проект при поддержке компании RU-CENTER