О фонде | Отчеты о деятельности | Реквизиты | Форум
Отказники - Волонтеры в помощь детям сиротам 
 МЕНЮ
 О нас
 Как помочь
 Мы помогаем
 Волонтерам
 Дистанционные курсы
 Библиотека
 Благодарности
 Друзья и коллеги
 Отчеты
 Форум

 ДЕТИ ИЩУТ РОДИТЕЛЕЙ
   - Дети
   - С чего начать
   - Психология
   - Закон

Помоги через СМС


Консультации по вопросам семейного устройства

Ответы на вопросы по семейному устройству

 ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Klukva Severnai

Мне звонят очень много приемных родителей. И они задают, как правило, один и тот же вопрос: "Кого нам взять, как Вы думаете?" или "А этот ребенок будет ходить? Ему нужна семья?" И в этот момент, когда родители, затаив дыхание, ждут моего ответа, мне становится так страшно, как никогда в жизни н...

Читать полностью...


КОНТАКТЫ
Наш телефон(495) 789-15-78
Написать письмоinfo@otkazniki.ru
Наш Живой ЖурналНаш Живой Журнал
Мы в ТвиттереНаш твиттер
Страничка в FacebookСтраница в Facebook
Группа ВконтактеГруппа Вконтакте
Наш канал на YouTubeНаш канал на YouTube
Мы в InstagramМы в Instagram
Мы в Google+Мы в Google+
Мы в ОдноклассникахМы в Одноклассниках



ИТОГИ АКЦИЙ

Отчет по мероприятию в гипермаркете Глобус.


 Обзор СМИ

28.02.2011г.

Когда мы слышим историю отказа от ребёнка, сразу думаем, какие ужасные родители, но всегда ли так всё однозначно? Профилактическая работа с семьями практически не развита в России, тогда как проблемы изъятия детей из семей и отказов возрастают с каждым годом. В конце января фондом «Волонтёры в помощь детям-сиротам» (Отказники.Ру) был открыт дом для матерей, которым некуда пойти после роддома. Мы пообщались с президентом благотворительного фонда Еленой Альшанской, чтобы разобраться в этой ситуации. 

За годы вашей работы вам удалось сделать проблему детей-отказников гласной, добиться пересмотра законодательства в Московской области, многим помочь найти семью. Елена, расскажите, пожалуйста, с чего началась история «Отказников».
Я с дочерью попала в больницу, а рядом с нами было 5 палат с детьми, с которыми никого не было рядом. Я сначала даже не смогла понять, что это за дети, почему они одни. Конечно, я сразу пошла выяснять - почему, и заведующая отделением объяснила, что это дети, от которых отказались родители, а у медицинского персонала нет времени ими заниматься, да и не входит это в их прямые обязанности. Это был 2004 год.

Почему эти дети после отказа родителей оказались в больнице?
Сразу же поместить ребёнка в учреждение нельзя. И отказные, и изъятые дети сначала попадают в больницу на обследование. И предполагается, что им почему-то ничего на этот период обследование не нужно. На тот момент, когда мы обнаружили проблему, это обследование почему-то затягивалось, для некоторых детей - на годы. Я видела "отказников", которым было полтора года, а жили в больнице они с месяца. В одной палате лежали мальчик с девочкой, с которыми полгода никто даже не гулял. Для меня это было шоком. По знакомым мы сразу начали собирать вещи, мне казалось, что это какой-то сбой и такая ситуация только в отдельно конкретной больнице. Но, к сожалению, такая картина нас ждала потом и в других учреждениях. 

Вы помните, как организовались люди, которые захотели помочь вам разобраться в этой проблеме?
Я написала об этой истории у себя в "ЖЖ", потом я начала писать на родительские форумы. Люди стали очень активно откликаться, собирать памперсы, помощь. Но очень быстро у нас возникли вопросы, почему это так, и нужно было срочно искать информацию, что же происходит в этой сфере на самом деле. Первое, что мы сделали - объехали все больницы Подмосковья. Оказалось, что таких "отказников" 600 с лишним, более чем в 50 больницах. За это время мы узнали много разных заведующих отделениями и увидели, как сильно отличается работа в разных больницах. Эти "отказники" оказывались для больницы совершенно непонятным, лишним элементом. Иногда нам встречалось просто безразличное отношение к этим детям. А иногда, наоборот, - удивительные люди, которые самостоятельно искали волонтёров, финансирование, занимались с детьми постоянно. Но их было меньшинство.

Какая сейчас ситуация в больницах?
В 2007 году удалось добиться в Московской области финансирования на содержание этих детей в больницах, ставок воспитателя и даже психолога. Поэтому сейчас в Московской области мы помогаем минимально, а переключились на работу в регионах.
Но мы довольно быстро осознали, что от того, что мы возим подарки и одежду, проблема не решается. Если продолжать заниматься только материальной помощью, то до старости можно будет возить эти передачи, а количество брошенных детей не уменьшится. Захотелось понять, почему и что мы можем сделать, чтобы поменять ситуацию. Первым нашим шагом в этом направлении был спонтанно возникший ещё в 2006 году проект содействия семейному устройству детей. Ещё где-то через год мы осознали, что эти дети не появляются из пробирки, они жили в каких-то семьях. И не всегда эти семьи были настолько плохи. Так мы начали помогать семьям, сначала тем, у которых дети находились в наших подшефных больницах.

Почему родители отказываются от своих детей? В основном причина в бедности? Или это семьи алкоголиков и наркоманов? Кто наиболее подвержен попаданию в зону риска?
Тут важно разделить отказ и изъятие. Добровольных отказов не так уж много - 8-10 процентов от основной массы детей, остающихся без семьи. В основном это дети отобранные у родителей.
Как я уже говорила, первые семьи к нам начали попадать из тех самых больниц, куда их помещали после изьятия детей. И миф о матерях-кукушках, которые просто не хотят воспитывать своих детей, очень быстро развеялся. Конечно, огромное количество семей из зоны риска связано с проблемами алкоголизма. Это проблема государственной важности, но что-то уровень её решения говорит о том, что серьёзность ситуации явно не осознаётся.
Вторая проблема - это чудовищная бедность, которая часто гонит в московский регион на заработки семьи, которые тут мигом попадают в группу риска и по отказам, и по изъятиям.
Один наш волонтёр повёз в Смоленскую область помощь одинокой маме с детьми. Эта мама попросила отдать часть привезённой одежды своей соседке. Тогда наш волонтёр зашёл к её соседям, потом к другим – оказалось, что помощь нужна всем. К сожалению, это жизнь, которая нас окружает. И конечно, это уже не та проблема, которую способны решить волонтёры. Вопрос бедности зависит от того, как в регионе выстроена социальная политика. Поэтому мы видим в разных областях разные ситуации.
Но бедность и алкоголизм - это, во-первых, вопрос работы государства, прежде всего,а во-вторых - не всегда причина отказа или изъятия.
Это чаще всего комплекс проблем, который коренится и в том, в какой семье выросла та самая мама, и в том, какова социально-экономическая ситуация в регионе, где она живет, и какова её личная семейная ситуация.
Что роднит почти всех отказниц и большую часть изъятий - в зону риска в большинстве своём попадают женщины с детьми, которые остались одни.
С маленьким ребёнком женщина не может работать, не может ходить восстанавливать документы, ей самой нужно послеродовое восстановление, и автоматически она попадает в кризисную ситуацию. И иногда ей кажется, что единственно верным путём будет просто отдать ребёнка, так как ему «там» будет лучше, чем с ней – но это заблуждение.
Очень часто причиной отказа является рождение «особого» ребёнка. Увы, чаще всего врачи активно советуют маме отдать ребёнка государству. Если она всё-таки этого не делает, и если она одна без поддержки, то у мамы чаще всего два пути: либо его отдать в приют, либо попасть в то самое «дно». Детских садов, дневных школ, куда мама может привозить такого ребёнка и идти на работу, практически нет. Устроить ребёнка в обычную школу и сад трудно, образовательная система активно сопротивляется приёму "особых" детей в группы. Удивляет вот что: если мать такого сложного ребёнка бросает, то государство берёт его на свой баланс и гарантирует всё лечение, все операции совершенно бесплатно, если же она оставляет его, то она зачастую просто не сможет финансово потянуть этот груз бесконечных оплат счетов. Конечно, есть квоты, которые надо выбивать, но не всё квотируется, и самое важное - о существующих возможностях этой самой маме просто некому рассказать. В итоге государство само провоцирует то, что семьи бросают детей-инвалидов.
Помимо этого, есть фактор социальный: если человек рос в таком окружении, где не было воспитания и должной социализации, потом рожает своего ребёнка и не умея и не зная, как может быть иначе, воспитывает его так, как знает, после этого его лишают родительских прав и изымают из семьи, – вы думаете что ситуация от этого улучшается? Нет. Этот самый изъятый ребёнок получает травму и скорее всего так же поступит и со своими детьми. Замкнутый круг. Именно поэтому у нас катастрофическая цифра молодых девушек из детских домов, бросивших своих детей, они поступают так потому, что их самих когда-то бросили. Это биологический механизм.

Существует ли какая-то поддержка специалистов для одиноких матерей?
Как только женщина с ребёнком остаётся одна, для неё не предусмотрена "подушка безопасности". Речь не только о выплатах пособий, также необходимо обеспечить её поддержкой психологической, необходима помощь с трудоустройством.
Такие мамы часто мыслят так: «Я не могу позволить себе воспитать ребёнка, поэтому мне лучше его отдать туда, где ему будет лучше». Но это и есть их самая ужасная ошибка, потому что именно отказ наносит ребёнку психологическую травму, он попадает в больницу, потом в дом ребенка, в детский дом. Его судьба непредсказуема (не факт, что усыновят). А главное - страдания, которые переносит оставленный заботящимся взрослым ребёнок, попавший в больничную среду, попавший в безразличный коллектив с младенчества. Это наносит непоправимый ущерб формированию его личности. Но многие мамы искренне думают, что так ему будет лучше. И к сожалению, такое мышление становится нормой.

Кто должен заниматься семьями из группы риска? И как работают с такими семьями «Волонтёры в помощь детям-сиротам»?
Реально такой структуры, которая отвечает именно за профилактику, не существует. Система социальной защиты работает на заявителя – то есть мама должна туда прийти сама, ну и, конечно выплаты, которые она может получить, невелики: льготы по квартплате, б/у вещи и минимальные компенсации погоды не делают. Стоит отметить, что работа по профилактике в больших городах значительно выросла за последнее время: появилось много организаций, занимающихся помощью семьям. В Москве есть куда пойти - центры помощи семье и детству, социально-реабилитационные центры, бесплатная психологическая помощь, правда всё это для москвичей. Но такая «малина» далеко не везде. И везде, увы, она привязана к якобы отменённой прописке.
На данный момент мы работаем приблизительно с 45 семьями с угрозой изъятия, либо отказа. Подмосковным семьям при угрозе изъятия или отказа мы оказываем комплексную помощь – юрист, психолог, некоторая материальная помощь. Ведём семьи длительно, понимая, что это может быть только совместная работа с семьёй и с местными органами власти. С семьями из регионов, увы, такую работу наладить невозможно, мы не можем к ним регулярно ездить, но некоторым региональным семьям мы помогаем через проект «Посылка в помощь». А ещё около года мы сотрудничаем с городом Королев по программе профилактике отказов, работая именно с теми мамами, которые планировали отказ. Сейчас подключается ещё два роддома к работе. Практически вся работа выполняется волонтёрами, на ставке у нас только два выездных психолога. 

Как вы работаете по профилактике отказов? Недавно вы открыли дом для матерей, которым некуда пойти после роддома. Как вы к этому пришли?
Полтора года назад мы поняли, что хотим делать проект по профилактике отказов. Начали обучать наших волонтёров, психологов, искать площадку. В случае если происходит ситуация отказа от ребёнка, мы выезжаем, если женщина хочет с нами общаться - мы общаемся, узнаём ситуацию, и если мы можем помочь – помогаем. Ни в коем случае мы никого не уговариваем, если женщина решилась на такой шаг – это её выбор, но зачастую она, думая, что в приюте её ребёнку будет лучше, не понимает, что наносит ему травму разрыва. В нашем регионе большее количество мам - это приезжие, которым просто некуда пойти после роддома, приезжие зачастую из соседних областей. Иногда это выпускники детских домов, так и не получившие жилье. Иногда им есть, куда вернутся, но чтобы осознать это и разобраться с документами нужно время, которого у них нет. Именно тогда мы поняли, что нам нужен дом.

Сразу удалось подобрать помещение?

Нет. Когда мы искали, какой дом снять, удивила реакция хозяев. Конечно, мы объясняли им, кто тут будет жить, и они почти как один пугались и отказывали. Им было проще поселить туда 20 рабочих, чем 5 мам с маленькими детьми с угрозой отказа – вот такое отношение у нас к мамам в трудной ситуации и детям в обществе.

Как строятся отношения с мамами, проживающими в доме?
Мы подписываем договор о том, что в течение года женщина может жить в нашем доме. За это время с ней проводятся разные работы со специалистами, мы узнаем какая ситуация произошла у нее дома, если ей есть куда вернуться, то порой восстанавливаем документы, отправляем домой, если это выпускница ДД ,которой не дали жилье, работаем с администрацией чтобы было выделено какое-то жилье. Если маме некуда вернутся, за год она уже может определиться с работой и может самостоятельно снять жилье и начать устраивать ребенка в дошкольное учреждение ,или объединившись с такой же мамой по очереди следить за детьми.

Чем могут помочь наши читатели для поддержания работы дома?
Уже сейчас мы собрали много вещей благодаря неравнодушным людям. Но нам необходимы средства на оплату аренды этого дома, питание, оплату работы специалистов, которые будут работать с этими мамами. Также мы приглашаем волонтёров, которые смогли бы в будние дни днём раз в неделю чему-то полезному обучать наших мам, тому что в дальнейшем они смогут применить в жизни. Наши специалисты учат правильно взаимодействовать с ребёнком, волонтёры смогут дать навыки, которые пригодятся в будущем трудоустройстве, и какую-то досуговую деятельность, творческие программы – они также имеют колоссальный терапевтический эффект. Уверена, благодаря тем людям, которые готовы осознать глубину этой проблемы, мы сможем начать её решение.


Если вы хотите передать продовольственную помощь, звоните Елене Самохваловой по телефону 8 (910) 436-95-13 или пишите на электронный адрес anunasun@yandex.ru.
Если вы хотели бы обучать молодых матерей, вы можете написать Елене Альшанской на электронный адрес ваши предложения poleles@yandex.ru.
Горячая линия по вопросам семейного устройства фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам» - 8- 800-700-88-05

                                             



Источник: Сайт ОПРФ

Обсуждение на форуме

Новые статьи в этой рубрике:

  • 02.06.2014 «Люди, принимающие решения, не понимают, как живет наше общество» (Газета.ru)
  • 19.05.2014 "Весь этот законопроект — пример большого компромисса" (www.kommersant.ru)
  • 13.05.2014 Госзаказ на сиротские семьи (Газета.ru)
  • [Все статьи...]

    Написать нам

    Сделать пожертвование детям-сиротам
    АКЦИИ
    АКЦИЯ КРЫШЕЧКИ

     СРОЧНО НУЖНА ПОМОЩЬ
       Подробнее...
     
     НУЖНЫ ВОЛОНТЕРЫ
       Подробнее...
     

    СИСТЕМА ПРАВОПИСАНИЯ

    Система Orphus

    © Копировать материалы с сайта можно только с письменного разрешения администрации www.otkazniki.ru

     

     

    Rambler's Top100   Проект при поддержке компании RU-CENTER